Где в инете: Как заработать деньги в Интернете: от 200 до 500 рублей в день и больше

Содержание

Активность в интернете / ФОМ

Активность в интернете

Новое Обсуждаемое Читаемое

за  всё время неделю месяц год

Из традиционных СМИ обычно узнают новости 52% респондентов – на 7 п.п. больше, чем ещё в феврале этого года. Обращаются за новостями в интернет 37% россиян – а на 9 п.п. меньше, чем в феврале. Участников опроса спросили, стали ли они в последние недели чаще узнавать новости из СМИ и из интернета

Согласно данным опроса ФОМа, суточная аудитория интернета составляет 74% от всех россиян. 21% участников опроса интернетом не пользуются. За последний месяц смотрели в интернете новости, информационные сообщения 59% наших сограждан

3097

17 Февраля 2022

57% россиян чаще всего узнают новости из ТВ-программ. 45% используют для этого новостные сайты, 23% – соцсети и блоги. За 12 лет наблюдений источники новостной информации перераспределились очень существенно. Так, в 2010 году смотрели новости по ТВ 87% россиян, на сайтах – 13%, в соцсетях – 4%

2842

17 Февраля 2022

Уровень развития информационных технологий в России чаще всего оценивается участниками опроса как средний. Около трети считают его высоким, примерно десятая часть – низким. Многие участники опроса сходятся в том, что в последнее время темпы развития информационных технологий в стране растут

5563

07 Апреля 2021

29% россиян знают о возможности создать в социальной сети виртуальный кошелёк для осуществления платежей, ещё 30% что-то об этом слышали. Сколько людей в России реально пользуются платежами в социальной сети, что их привлекает и что отталкивает от этого сервиса, читайте в сюжете.

Две трети россиян пользуются какими-либо социальными сетями или мессенджерами. Как распределяются предпочтения респондентов?

24% россиян никогда не пользовались интернетом. Пользовались им в последнюю неделю 72% участников опроса. Им задали вопросы о том, какими источниками новостной информации они обычно пользуются

9923

10 Февраля 2021

О событиях начала января в США информированы 64% участников опроса. 6% одобряют, 28% – осуждают действия сторонников Дональда Трампа. 14% опрошенных считают, что после вступления Джо Байдена в должность конфликт между сторонниками и противниками Трампа утихнет, 34% думают, что он будет обостряться

4313

03 Февраля 2021

Половина россиян оценивают уровень профессионализма большинства российских журналистов как высокий, 30% считают его низким. 45% опрошенных полагают, что журналисты объективны в освещении событий в стране, 42% наших сограждан убеждены в обратном

7790

26 Августа 2020

Все меньше россиян говорят, что основным источником новостей для них является телевидение: за три года доля таких ответов снизилась на 17 пунктов. На 9 п.п. выросла доля называющих главным источником информации новостные сайты, на 12 п.п. – блоги и соцсети

5935

19 Августа 2020

После эпидемии мир изменится до неузнаваемости, убеждены 27% россиян, в Москве и миллионниках эту уверенность разделили 34–36% опрошенных. Мнения, что мир останется прежним, придерживаются 57% респондентов. 44% считают, что люди сплотятся, 7% – что станут более разобщенными, 42% изменений не ждут

Смотрят кино по телевизору 85% россиян, в записи или через интернет – 48%, в кинотеатрах бывают 49%. Практики смотрения кино предсказуемо – и сильно – различаются в разных возрастных группах. Как и отношение к современному российскому кино: молодым оно нравится больше, старшим – меньше

9872

12 Февраля 2020

защита личности или ограничение свободы – Информационно-аналитическая система Росконгресс

Автор: Коршунов И.Л.

Введение

Цензура в Интернете – это государственное регулирование доступа гражданина к мировым информационным ресурсам. Правомерно ли ограничивать личность в свободе доступа к информации? Как поступать государству в условиях роста международного терроризма? Как защитить гражданина от киберугроз? Эти и подобные вопросы, связанные с соблюдением свободы личности и регулирования доступа к информации, активно обсуждались на сессиях в рамках Петербургского международного экономического форума – 2019 [3]: «Цензура в сети. Мировые практики законодательного регулирования в Интернете»; «Ничего личного: как защитить персональные данные граждан от кибератак»; «Цифровые границы: как построить защиту в транспарентном мире?».

По мнению А. Прохорова [4], регулирование Интернета – это проблема, имеющая идеологическую основу, т.к. каждый пользователь определяет ее, исходя из личных политических взглядов. Конвенция о защите прав человека и основных свобод [2] в статье 10 определяет свободу на получение и распространение информации, независимо от государственных границ. При этом она не исключает введения ограничений, предусмотренных законом, которые необходимы в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, сохранения здоровья и нравственности, защиты репутации и прав других лиц.

Таким образом, государство, реализуя функцию регулирования в сфере Интернета, должно исходить из задач, стоящих перед властью, обеспечивая при этом защиту свободы слова и других правовых и моральных ценностей [1]. К более активному участию государств в регулировании Интернета призывают даже владельцы мировых ИТ-корпораций. Марк Цукерберг, основатель социальной сети Facebook, предлагает ввести новые глобальные правила для всех государств в четырех областях [6]: вредоносный контент; целостность выборов; конфиденциальность данных и перенос информации на различные платформы. Это позволит сохранить Интернет от национального сегментирования и обеспечить каждому пользователю равную защиту.

Таким образом, регулирование в Интернете является неотъемлемой частью структуры управления обществом, а для правительства – это инструмент общегосударственного управления.

Что такое Интернет?

С функциональной точки зрения – это система сосредоточения информации, созданной человечеством. Любой житель Земли, обладающий необходимыми техническими средствами, может пользоваться этой информацией (хранить, искать, передавать, использовать и т.д.).

С организационной стороны – это совокупность некоторых категорий субъектов, которые участвуют в функционировании данной системы, находясь между собой в определенных взаимоотношениях. Можно выделить следующие типы субъектов: владельцы программно-аппаратных средств, реализующих инфраструктуру Интернета; сообщество специалистов, определяющих стандарты и правила функционирования Сети; владельцы онлайн-платформ, предоставляющие пользователям конкретные сервисы; владельцы компаний-провайдеров, обеспечивающие подключение пользователей к Интернету; компании (предприятия), ведущие бизнес через Интернет; пользователи Сети – лица, использующие Интернет для удовлетворения своих информационных потребностей. Очевидно, можно выделить и другие субъекты, связанные с Интернетом.

Деятельность Интернета связывает громадное количество людей на Земле. По данным Internet World Stats (IWS) [7], в июне 2018 года пользователями Интернета являлись более 4,2 миллиарда человек (примерно 55% населения Земли). Даже при взаимодействии небольшого количества людей, между ними возникают конфликты. В условиях Интернета такие конфликты неизбежны.

Источники конфликтов в Интернете

Учитывая определенные выше типы субъектов, действующих в Интернете, можно выделить следующие виды конфликтов:

1. Межгосударственные конфликты. Противоречия между государствами существуют, они приводят к развитию конфликтов (политических, экономических, территориальных и др.). Интернет является эффективным средством идеологического воздействия на значительные массы населения другой страны. Информационные войны между странами – это не миф, а реальность.

2. Экономические конфликты между предприятиями. Конкуренция в бизнесе никогда не велась только честными методами. Интернет предоставляет новые средства для ведения конкурентной борьбы: конкурентная разведка, дезинформация клиентов соперника, дискредитация конкурентов.

3. Личностные конфликты. Вовлечение людей в незаконную деятельность, психологическое воздействие на детей и молодежь, сбор персональных данных людей и использование их в корыстных целях – это возможности, которые предоставляет Интернет для непорядочных пользователей.

4. Политические конфликты внутри страны. Государство (в лице персон руководителей), руководство общественных организаций, руководство предприятий заинтересованы в лояльном отношении к ним соответствующих групп людей. В ряде случаев они не хотят, чтобы определенная информация дошла до людей, чтобы люди могли открыто высказать свое мнение.

Можно выделить и другие виды конфликтов в Интернете: между государством и предприятием, между государством и личностью и др.

Нужны ли ограничения в Интернете

Ни у кого не вызывает сомнения, что необходимы ограничения, связанные с межгосударственными конфликтами. Данные ограничения относятся к сфере национальной безопасности.

Взаимоотношения между государством и предприятиями можно разделить на несколько видов. Для поддержки отечественных предприятий, занимающихся бизнесом через Интернет, государство должно вводить ограничения, позволяющие защитить их. И в первую очередь, от кибератак. Взаимодействие государства и предприятий, распространяющих информацию в Интернете (СМИ), предполагает внесение ограничений со стороны государства на содержание распространяемой информации. Во взаимоотношениях с предприятиями, занимающимися подключением пользователей к Интернету и предоставлением онлайн-платформ, государство применяет практику регулирования их деятельности в соответствии с принятыми законами.

В отношении граждан страны государство считает возможным ограничивать доступ к информации в Интернете, обосновывая это защитой, в первую очередь детей, от пагубного влияния недоброкачественной информации.

Взаимоотношения предприятий, оказывающих информационные услуги пользователям, и пользователей также предполагают возможность введения ограничений на предоставляемую информацию. Это связано с поведением руководства данных предприятий, которое, как правило, подвержено влиянию государственных чиновников или реагирует на политическую ситуацию.

Из перечисленного выше только национальная безопасность и защита от кибератак предприятий являются убедительными доводами для введения ограничений в использовании Интернета. Во всех остальных случаях введение ограничений имеет спорное обоснование. За правильно сформулированной целью (например, защита детей) может скрываться желание защитить чиновников или ограничить свободу слова. Дебаты по вопросу, где провести черту между дозволенным и запрещенным, велись, ведутся и будут вестись впредь. Для правильного выбора необходимо активное участие общества в обсуждении этого вопроса, самовоспитание и ответственность людей за свои действия.

Зарубежный опыт регулирования Интернета

Сегодня в мире практически нет ни одного государства, которое не применяло бы практику установления ограничений на использование Интернета. Степень запрещающих воздействий варьируется в широких пределах. Если сами технологии, реализующие Интернет, являются нейтральными, то их применение связано с общими особенностями национальной политической системы. Поэтому законодательство в вопросах регулирования Интернета определяется политическими задачами, следовательно, и правила использования технологий в Сети имеют национально-политическую окраску.

В зависимости от степени регулирования Интернета рассматриваются три модели: либеральная, авторитарная и авторитарно-тоталитарная. Либеральная модель предполагает фактическое отсутствие контроля политического контента в Интернете. Авторитарная модель подразумевает контроль только политической части Интернета, в том случае, когда определенные критические материалы могут привести к нарушению существующей политической системы. Авторитарно-тоталитарная модель отражает поведение руководства страны, стремящегося запретить доступ к Интернету вообще, создать свою национальную Сеть. На практике же, реализуемые в разных странах политики в области Интернета не соответствуют в чистом виде указанным выше моделям.

В настоящее время одним из самых либеральных подходов к регулированию Интернета считается подход, реализуемый в США. Благодаря первой поправке к Конституции США, в стране не могут приниматься законы, ограничивающие свободу слова. Поэтому регулирование Интернета ограничивается защитой личной информации, авторских прав и обеспечения честной конкуренции. Несмотря на это, вопросы регулирования доступа к информации и контроля трафика в Сети спецслужбами решаются в интересах руководства страны за счет наличия законов о противодействии террористической деятельности. Кроме того, политическая элита имеет экономические и политические рычаги давления на крупные компании, активно участвующие в поддержке Интернета.

Страны ЕС также можно отнести к либеральной группе, стремящейся минимизировать участие государства в регулировании доступа к информации. В этих странах стремятся сохранить баланс между конституционным правом доступа к информации и защитой национальной безопасности. Pегулирование доступа (блокирование и фильтрация контента) осуществляется, как правило, в двух областях: негативное воздействие на подрастающее поколение и защита авторских прав. Правда, в последнее время в некоторых странах Европы (например, в Германии) наметилась тенденция на принятие более жестких законов по контролю за информацией в Сети в рамках противодействия террористической деятельности.

Великобритания и Франция в 2018 году утвердили совместный план действий по повышению эффективности выявления и удаления контента, который квалифицируют как террористический, радикальный или ненавистнический. Соглашение предусматривает, в частности, требование к компаниям автоматизировать процесс выявления незаконного контента и ускорить его блокировку или удаление, а также предоставление доступа к зашифрованному трафику.

Китай более жестко подходит к контролю информации в Интернете. Обладая развитой телекоммуникационной инфраструктурой и активно развивая информационные технологии, он считает глобальную компьютерную сеть угрозой своей стабильности. В связи с этим, в Китае реализована сложная система регулирования политического контента, которая содержит три составляющие: систему фильтрации трафика; систему блокировки поиска нежелательной информации; ручную систему фильтрации контента, публикуемого в социальных сетях и блогосфере. Первая система обеспечивает государственный контроль за ключевыми участниками Интернета, две другие – цензуру политического контента. В ходе эксплуатации система демонстрирует эффективность и надежность в решении поставленных задач.

Еще более жесткую позицию в отношении регулирования Интернета проявляет Иран. С целью защиты государства от киберугроз и ограничения доступа внутренних пользователей к зарубежному контенту он взял курс на создание Национального Интернета, что, по нашему мнению, приведет к еще большей изоляции государства.

Состояние дел в России, проблемы и перспективы развития

Наша страна вступила на путь регулирования Интернета несколько позже ведущих стран. В настоящее время законы, принимаемые в России, направлены на блокирование доступа к запрещенным сайтам, исключение возможностей обхода блокировок и исключение анонимности пользователей в Сети. В обществе активно ведутся обсуждения о границе между защитой национальной безопасности и свободой доступа к информации. Надо отдать должное законодателям, которые реагируют на мнение общественности и вносят соответствующие поправки в уже принятые законы: отмена «Закона о блогерах» из-за его недееспособности; принятие поправок к «Закону о фейковых новостях», направленных на защиту СМИ.

Несмотря на активное законотворчество, законодательство в области Интернета и средств связи отстает от развития информационных технологий в нашей стране, считает Сергей Плуготаренко, директор Ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) [5]. Нужно изменить подход к содержанию законов, они должны нести стимулирующий характер, подталкивать бизнес к развитию. В настоящее время, как отмечает Мария Захарова, директор департамента информации и печати Министерства иностранных дел Российской Федерации, активно идут процессы сегментирования мира в разных областях, в том числе и в информационной [5]. В информационном пространстве мир начинает строить границы между странами, народами, одноязычными сообществами. Основная цель строительства – поставить информационное пространство под контроль СМИ (традиционно имеющих мощь и влияние) и политических структур (обладающих необходимыми институтами и механизмами).

Ведущие мировые государства уже перешли от обсуждения к проработке очень жестких, не сравнимых с российскими, законов, которые ограничивают свободу и ставят под контроль свое национальное информационное пространство. Эта тенденция очень опасна. Объединить усилия на мировом уровне для создания универсальных механизмов противодействия этому процессу России пока не удается. Остается надежда только на мировое журналистское сообщество, в интересах которого – защитить свободу и противодействовать возведению границ.

Важная проблема – регулирование пользователей в Интернете. Эту функцию выполняют регуляторы, в роли которых выступают крупные ИТ-корпорации (Google, Facebook и др.). А кто регулирует их деятельность? В определенных политических ситуациях им не могут противодействовать даже правительства отдельных стран. Явно владельцы этих корпораций подчиняются правительству той страны, гражданами которой они являются. Поэтому функцию регулирования пользователей своих систем они осуществляют в соответствии с указаниями соответствующих государственных чиновников. Решением проблемы контроля над крупными ИТ-корпорациями могло бы стать разделение их на части – это создало бы ситуацию для конкуренции. Но реализуема ли эта идея?

Процесс сегментации Интернета в нашей стране неизбежен, считает Игорь Ашманов, генеральный директор «Крибрум»; управляющий партнер ООО «Ашманов и партнеры» [5]. Это связано, в первую очередь, с тем, что владельцами глобальных компаний в Интернете являются американцы со своими политическими позициями. Во-вторых, в Интернете находится очень много «токсичного» контента, орый быстро усваивается и «цепляет» особенно подрастающее поколение. Постепенно Интернет будет зарегулирован до уровня нашей повседневной жизни. И тогда в нем для пользователей нашей страны будет обеспечен базовый уровень безопасности.

В настоящее время на различных площадках активно обсуждается идея создания в нашей стране российского интернета. Она имеет как своих сторонников, так и противников. Сторонники суверенного интернета считают, что его надо создавать на базе отечественных решений, но сегодня у нас в стране отсутствует соответствующая элементная база. Создавая отечественные высокотехнологичные продукты, можно решить задачу создания российского интернета. Кроме того, эти продукты можно будет продавать за рубеж и получать прибыль. При этом надо иметь в виду, что стоимость поддержания инфраструктуры в актуальном состоянии очень высока и не сравнима с результатом. Противники суверенного интернета убеждены, что идею суверенного интернета можно обсуждать, но реализация этого проекта не даст ожидаемого результата.

Несоответствие российских законов уровню развития информационных технологий, как было отмечено выше, законодательное решение исключительно вопросов регулирования соцсетей и контента являются фактами инерционности деятельности государства в регулировании Интернета. С другой стороны, в мире появились новые вызовы, требующие незамедлительного реагирования. В качестве глобальных трендов регулирования в мире сегодня выступают: регулирование трансграничного оборота и защиты данных; кибервойны и борьба с киберпреступностью; регулирование криптовалют; цифровая идентификация пользователей; трансграничная торговля; глобальные правила работы технологических гигантов; угрозы нормальному функционированию Интернета со стороны геополитики и др. Этими вопросами нужно активно заниматься не только государству, но и предприятиям и пользователям. Саморегулирование для предприятий – это компромисс между краткосрочными уступками и долговременными целями развития бизнеса.

Заметим также, что повышение цифровой грамотности пользователей – серьезный фактор в борьбе с киберугрозами. Алексей Пушков, председатель Временной комиссии Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по информационной политике и взаимодействию со средствами массовой информации, считает, что Интернет является политическим инструментом в борьбе за власть на мировой арене. Лозунг свободы Интернета чаще звучит из США, потому что они фактически контролируют Интернет через американские ИТ-компании. Примерно 70% международного контента принадлежит им, и любая попытка противодействия его свободному беспрепятственному распространению вызывает у США активную негативную реакцию. Поэтому, считает Алексей Пушков, вопросами глобального регулирования Интернета должна заниматься ООН.

Заключение

Подводя итог, следует отметить, что Интернет – это сложная многомерная система, в которой одновременно реализуются противоречивые процессы: свободный доступ к информации; сегментирование глобальной сети; регулирование доступа к информации; фильтрация контента; использование Интернета в качестве политического инструмента и др. Благодаря этой противоречивости система будет существовать и развиваться. Появляющиеся новые технологии будут ставить и новые проблемы. А вопросы регулирования в Интернете будут активно обсуждаться на государственном и общественном уровне.

ЛИТЕРАТУРА

  • Веревкина И.Н. Роль цензуры в литературе и СМИ: исторический аспект и современная ситуация // Молодой ученый. 2016. № 12. С. 676-678.
  • Конвенция о защите прав человека и основных свобод. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://base.garant.ru/2540800 (дата обращения 23.06.2019).
  • Петербургский международный экономический форум – 2019. Информационно-аналитическая система Росконгресс. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://roscongress.org/events/peterburgskiy- mezhdunarodnyy-ekonomicheskiy-forum-2019/sessions (дата обращения 23.06.2019).
  • Прохоров А. Цензура в Интернете: «за» и «против». [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://compress.ru/article.aspx?id=17261 (дата обращения 23.06.2019).
  • Цензура в Сети. Мировые практики законодательного регулирования в Интернете. Информационноаналитическая система Росконгресс [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://qps.ru/jTGLR  (дата обращения 23.06.2019).
  • Цензура (контроль и анонимность) в интернете. Мировой опыт. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://qps.ru/jfchF (дата обращения 23.06.2019).
  • World Internet Users and 2019 Population Stats. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.internet- worldstats.com/stats.htm (дата обращения 23.06.2019).

© Коршунов И.Л., 2019

Игорь Львович Коршунов – кандидат технических наук, доцент, заведующий кафедрой информационных си-стем и технологий Санкт-Петербургского государственного экономического университета.

Данная статья опубликована в специальном выпуске научного журнала «Известия Санкт-Петербургского государственного экономического университета» по итогам Петербургского международного экономического форума — 2019.

50 правил безопасности в интернете

25) Не скачивайте сомнительные приложения и не пытайтесь это делать по неизвестным ссылкам. Пользуйтесь только официальными магазинами App Store, Google Play и Windows Market.

26) Совет для пользователей Google Chrome, Firefox и Opera: если вы часто путешествуете и выходите в сеть с ноутбука в общественных местах, установите специальное расширение для браузера для безопасного выхода в интернет. Рекомендуем HTTPS Everywhere от Electronic Frontier Foundation (EFF). По умолчанию этот плагин обеспечивает безопасное соединение для Yahoo, eBay, Amazon и некоторых других веб-ресурсов. Вы также можете добавить сайты по вашему выбору.

27) Постарайтесь ничего не покупать в социальных сетях, особенно с предоплатой. Мы вообще не рекомендуем переводить деньги на карту физических лиц (то есть, когда кто-то просто дает вам номер или реквизиты своей карты).

28) Покупая в интернет-магазинах, сохраняйте здоровый скептицизм. Помните: цена не может быть слишком низкой, тем более, если вы рассчитываете приобрести оригинальную продукцию бренда.

29) Изучите историю магазина в сети, проверьте наличие контактов, выясните, можно ли туда приехать и познакомиться вживую. Читая отзывы, обратите внимание, чтобы они были разными. Заказные отзывы пишут люди, которым приходится делать это много раз в день, поэтому такие тексты будто написаны по шаблону.

30) Посмотрите, как на отзывы реагируют продавцы. Обратите особое внимание на негативные: если их отрабатывают, это хороший знак (причем ситуация должна быть конкретная, содержать номер заказа и т.п.).

31) Платите безопасно! Классический случай — вас переадресуют на защищенную страницу (адрес начинается с «https://»). Если нет, лучше не рисковать. По правилам эквайринга на сайте продавца должна быть информация о том, кто принимает платеж. Прочтите ее и сверьте с тем, что написано на следующей странице.

32) Заведите отдельную (можно виртуальную) карту для платежей в интернете.

33) Если для оплаты в интернете вы пользуетесь своей обычной картой, не храните на ней крупные суммы денег.

34) Подключите в своем банке СМС-информирование о всех операциях по картам и счетам. Так вы сможете быстро заметить, если ваша карта будет скомпрометирована, и заблокировать ее.

35) Страницы ввода конфиденциальной информации любого серьезного сервиса всегда защищены, а данные передаются в зашифрованном виде. Адрес сайта должен начинаться с «https://», рядом с которым нарисован закрытый замок зеленого цвета.

Куда делся Интернет?

Куда делся Интернет?

Когда мы доходим до конца урока, пора заглянуть в будущее Интернета. Мы рассмотрели много основание в предыдущих чтениях. Полезно помнить, что большинство приложения и почти все ресурсы в уроках не существовали всего несколько лет назад! Что принесут следующие десять лет? я — нет Интернет-пророк, и я не обладаю цифровым «всевидящим оком» любого Сортировать.Что я хотел бы сделать, так это взглянуть на некоторые современные тенденции. в Интернете и предложить некоторые возможные разработки.

Данная разработка иллюстрирует постоянно меняющаяся природа Сети довольно хорошо. Начавшись частично в В конце 90-х годов Национальный научный фонд прекратил поддержку Интернета. трафик через свою магистраль Интернета (NSFNET). Вместо этого частный Интернет-провайдеры поддерживают региональные точки переключения трафика в районе США. Некоторые провайдеры знакомы: Sprint, Verizon, AT&T, и другие (и / или их преемники через корпоративные выкупы).Пока частные поставщики услуг уже некоторое время участвуют в Сети, это первый раз, когда эти главные обязанности перешли от руки правительства. Какие результаты это принесет?

Ну, во-первых, у этих компаний есть вложить много денег в это начинание и, таким образом, иметь огромное стимул сделать Сеть прибыльной. Как правило, это польза для средний пользователь Сети, поскольку прибыль предполагает живую и процветающую Сеть. Потенциальным недостатком этих усилий является вопрос увеличения или первоначальные затраты на обслуживание и учет/блокировку использования.Дебаты вокруг этой проблемы обычно называют проблему «сетевого нейтралитета». Пока еще не совсем понятно, как это повлияет на отдельных поставщиков или учреждений. В настоящее время Сети все еще нет. один единый руководящий орган, поэтому никто не отвечает.

Что такое сетевой нейтралитет? В двух словах, вопрос в том, будет ли разрешен интернет-трафик свободно передвигаться независимо от того, кто заплатил за это, сколько заплатили для него и т.д. Это вроде как полосы HOV на I-394.Будет ли определено люди смогут использовать «быструю полосу» Интернета, если они захотят доплатить немного. или всеобщий интернет-трафик лечить одинаково (т. е. нейтрально)? Должны ли фильмы Netflix отдаваться приоритету над медицинскими записями или домашними заданиями?

Вот видео Yahoo Tech, которое пытается чтобы (шутливо) объяснить концепцию:

В то время как федеральное законодательство имманентно, Я не думаю, что это положит конец дебатам, так что нам придется посмотреть, как это вопрос разыгрывается в ближайшие годы.

компании находятся в сети уже какое-то время, создавая сайты и используя ресурсы Сети для различных целей. Мы наблюдаем взрывной рост коммерческой рекламы, в определенные поисковые системы и отслеживание поведения пользователей. Это использование сеть, вероятно, будет продолжаться. Сетевому сообществу категорически не нравится реклама и нежелательная электронная почта (также известная как спам), а также рекламное сообщество сдерживаться некоторое время, чтобы избежать негативной реакции на свою продукцию, но теперь кажется, что приемы не запрещены! Реклама стала частью нашего общение в Сети.Возможно, как предполагают некоторые, коммерческий активность будет больше направлена ​​на людей, дающих согласие через различные технологии «push» (каналы RSS и XML являются примерами этого как и службы определения местоположения смартфонов).

Сеть — самое горячее место в Сети и не показывает признаков замедления. Веб-сайты растут быстрее, чем любого другого типа сайта, и к ним обращаются с огромным частота (хотя недавний отчет предполагает, что целых 30% трафик в Интернете в любой момент времени — это потоковое вещание Netflix. контент, хотя доступ к нему также часто осуществляется через веб-браузер). волшебное сочетание гипертекста, изображений, звука и видео привлекает внимание для пользователей Сети, хотя многие не могут насладиться всеми видами и звуками. Не нужно быть гением, чтобы увидеть, что это приложение будет подпитывать новый энтузиазм для Сети. Веб-браузеры стали стандартным способом для людей, чтобы проверить Сеть сейчас и в обозримом будущем. Этот будет в первую очередь из-за способности этого программного обеспечения обеспечить относительно бесшовный интерфейс между пользователями и любым типом Сети заявление.GoogleDrive и многие другие онлайн-инструменты для повышения производительности хорошие примеры этого. Смерти других сайтов мы, наверное, не увидим, но хорошо посмотреть на них совершенно по-новому. Большой вопрос, что будет дальше? Что такое следующее обязательное приложение? Время покажет.

К нам будет присоединяться все больше и больше людей в интернете. Я говорю это потому, что, во-первых, они продолжают растущие темпы и, во-вторых, потому, что появляется много новых инициативы, чтобы связать людей.Например, много лет назад вслед за своими конкурентами Delphi и America Online, CompuServe и Prodigy разрешил подписчикам доступ к интернет-ресурсам в начале 1995 года. Другие коммерческие провайдеры последовали их примеру, вызвав поток пользователей и заставляя пользователей Сети нервничать в период адаптации (когда почти один миллионов абонентов America Online вошли в Сеть в 1995 г. ощущались (и горячо обсуждались) месяцами. Хотел бы я иметь никель для каждый раз, когда я видел сообщение с темой «AOLers Suck», отправленное на группы новостей в середине 90-х.Этот антагонизм был результатом огромное количество наивных подписчиков AOL в сети в таком короткое время — вытеснение старожилов. Этот тип роста (и рост боли) продолжается до сих пор.

В общем, в долгосрочной перспективе это хорошо получить больше людей в сети. Больше людей, мотивированных использовать средства Сети больше голоса в поддержании этого. Так же, наверное, много неиспользованный творческий потенциал, который может способствовать расширению Сети. В любом случае Сеть будет становиться все более и более переполненной.

Как основатель Intel Гордон Мур предсказано, технологии будут расширяться в огромных количествах для обозримое будущее. Его конкретное предсказание, названное «предсказанием Мура». закон» является наблюдение, что за всю историю вычислений количество транзисторов в плотной интегральной схеме удваивается примерно каждые два года. Это предсказание сбылось не только в отношении к интегральным схемам (чипам, которые производит Intel), но также относится и ко многим другим аспектам цифрового опыта.Как компьютеры и интернет стал быстрее и дешевле, всякие удивительные появляются возможности.

Воздействие потенциального наличия всех записанная информация, известная людям, доступная в любом месте в любое время со скоростью света — опрометчивый прогноз, но тот, который теперь виден как жизнеспособная реальность в недалеком будущем. О, мой, помедленнее карусель!

Растет беспокойство среди непосвящённой публике, что Сеть — это пристанище порнографии, расистов, и растлители малолетних.Это связано с многочисленными историями о «плохих новостях». о чем сообщили СМИ. Ясно, надо что-то делать это восприятие и реальность, чтобы сохранить Сеть хорошим местом для жизни и Работа. До сих пор, сохраняя относительно оскорбительные вещи в отдельных локации проработаны неплохо, но есть всякие опасности настоящее время (например, доступность указанных областей для несовершеннолетних, флеймовые войны и расистские обличительные речи, выливающиеся в несвязанные группы новостей и т. д.). Мой Сетевые «соседи» избегали всего, кроме самых наглых вещей, но рискуют все.Прибытие Чистого «Большого Брата» для обеспечения соблюдения закон остается реальной возможностью, хотя Коммуникационная порядочность Закон был отменен, так как он был сочтен противоречащим к Первой поправке и т. д. Я надеюсь увидеть некоторые общепринятые правила сетевого этикета, возможно, с помощью технических средств держать неприятные вещи в страхе. Однако все это свидетельствует о том, что если ты собираешься пригласить всех на беседу, кто-то собирается сказать что-то, что вам не нравится.

Многие люди обеспокоены «цифровой разрыв.«Это кажущаяся пропасть между цифровыми активами и неимущие. Этот разрыв происходит как внутри этой страны, так и между эта страна и «третий мир». Было высказано предположение, что один из причины этой пропасти — расточительный способ, которым мы в более богатых странах заниматься вычислениями. Точно так же, как у нас есть большие пожирающие бензин автомобили, чтобы перейти от одного места в другое, у нас большой, яркий, энергичный и ресурсный жрут компьютеры для серфинга в WWW. Некоторые новые подходы к вычислениям попытались сократить отходы и в то же время сделать «немного майнинг» более доступен для тех, у кого меньше ресурсов.

Одним из примеров был Simputer, для ПРОСТОГО КОМПЬЮТЕРА, устройства, позволившего неграмотным жителям Индии населения для серфинга в Интернете. Цена? Как насчет 200 долларов США!

The Simputer построен на Linux, операционная система UNIX с открытым исходным кодом. Он имеет твердотельную флэш-память, монохромный жидкокристаллический дисплей (LCD) с накладкой сенсорной панели для перьевые вычисления и интерфейс на местном языке. Прибор имеет инфракрасный порт и интерфейсы универсальной последовательной шины, а также функции Интернета. доступ и электронная почта программного обеспечения.

Дизайнеры разработали Simputer для использоваться не только как персональное устройство доступа в Интернет, но и сообщества пользователей в киосках. Интерфейс смарт-карты для устройства позволяет использовать устройство для таких приложений, как микробанкинг. Дизайнерам удалось достичь цены в 200 долларов с момента электронные компоненты, используемые в устройстве, полностью готовы к использованию. компоненты, а программное обеспечение в основном является программным обеспечением с открытым исходным кодом, таким как Линукс.

Другой аналогичный проект, Проект Николаса Негропонте «Один ноутбук на ребенка», также называемый Проект ноутбука за 100 долларов (http://one.ноутбук.org/), делает мощные цифровые устройства доступными по гораздо более низким ценам чем предполагалось ранее (конечно, в 1950-х компьютерные специалисты подсчитано, что весь мировой рынок товаров общего назначения компьютеров было бы четыре!).

Совсем недавно Google Chromebook идет в основном по тому же пути, что и Simputer и проект ноутбука за 100 долларов, но фокусирует свою вселенную на массиве веб-приложений, ориентированных на Google. таких как GoogleDrive, GMail и т. д. И, конечно же, это дешевле чем полноценный ноутбук.Последние данные о продажах показывают, что полноценный ноутбук может не понадобиться растущему числу пользователей.

Конечно, может будущее есть будущее без таких специализированных устройств. Кому нужен ноутбук, если у вас есть iPad или фаблет? А как насчет GoogleGlass, Apple Watch, Amazon Echo и Google Home? Единственный вещь постоянная в компьютере промышленность меняется.

Еще одна целая область интересов и спекуляция — это то, что называется «интернетом вещей».«Что мы подразумеваем под это множество сетевых продуктов, которые обычно не компьютерами: холодильники, термостаты, водонагреватели, и т. д. Этот домен также может включать такие футуристические (и спорные) продукты, такие как имплантируемые устройства (например, небольшие радиочастотные передатчики, которые можно использовать как цифровые ключи или цифровые медицинские записи).

Еще интереснее: как насчет нанотехнологии, которые могли бы помочь врачам пройти через пациента кровеносную систему и помогают доставлять лекарства непосредственно к пораженная часть тела? Научная фантастика? Определенно нет! И, возможно в то время как некоторые области нашего общества (например,г., школы) обычно отстают в эти области, это изменение, которое определенно грядет. Как мы будем иметь дело с этим? Время покажет.

Вив, проект, разработанный людьми который принес нам Сири (Сири не было разработан Apple … Apple купила его после того, как он был разработан) надеется заменить стандартный компьютерный интерфейс и подход к вычислениям со своего рода искусственным интеллектом (ИИ), встречающимся только в науке художественная литература. Он основан не столько на заранее установленных правилах и алгоритмах, сколько на «нечеткая логика» и самообучающиеся технологии.Они видят Интернет Все предстает в совершенно новом свете, и многие видят в Вив «следующую большую вещь». Нажмите здесь и здесь, чтобы узнайте больше о Viv и о «передовом крае» цифровых технологий и ИИ.

Исследовательский комплект Apple имеет потенциал революционизировать то, как проводятся медицинские исследования. проведенный. Это система «opt-in», которая отслеживает ваши жизненные показатели через AppleWatch и сопутствующие приложения для iOS, разработанные ведущими медицинскими исследователи, изучающие астму, болезни сердца, диету и т. д. Исследователи обычно приходится искать участников по объявлениям в газетах и плакаты для набора предметов для учебы.Используя этот подход, исследователь может собрать несколько сотен участников. ResearchKit меняет все это в пиках! В свои первые три дня, одно приложение получило 3500 участников исследования. Данные, которые собирает приложение, конфиденциальна и непрерывна в течение всего срока исследования — не более идя в лабораторию, чтобы получить ткнул и подтолкнул.

Для получения дополнительной информации нажмите здесь чтобы понять, почему некоторые предполагают, что инновации Apple (которые открыты источник) может быть самым важным результатом цифрового опосредования коммуникации с момента изобретения Интернета.

Теперь, когда мы рассмотрели фактические доказательства, я хотел бы поделиться с вами своим философским взглядом на Сеть. Это не будет полным любительского психологического анализа, который я часто вижу в некоторых списках, которые я читал; те, которые говорят о Сети как о «самоактуализирующаяся сила, распространяющая групповую гармонию». Вам нужно обучение быть психологом, но любой с крепким напитком в руке может притвориться быть философом (не то чтобы я пил, когда у меня было прозрение). Мое прозрение смотрит на то, почему у нас есть Сеть, и оно звучит так:

.

Часто говорят о Сети с точки зрения исследования или открытия, и я думаю, что это точное описание.Когда я был ребенком, я смотрел научную фантастику показали, что общества закончили исследование земли и переселились в космос как следующий рубеж (как СтарТрек). Другой штамм эта фикция предполагала, что следующим рубежом цивилизации будет покорение океанов. Хотя я верю, что эти мечты все еще существуют, я думают, что человеческое общество не имеет технологических возможностей или экономические возможности в настоящее время для их реализации. Мы не можем позволить себе сломать барьер между нами и следующим горизонтом открытий, как и португальцы, когда они вывели свои каравеллы в море.

Что нам делать вместо этого? Мы обращаемся внутрь. Мы объединяем мир и общаемся взад и вперед по множеству предметы, некоторые серьезные и некоторые чисто развлекательные. Мы обманываем себя, когда мы делаем это, делая вид, что открываем новое дивное Мир? Является ли Сеть бессмысленной заменой, легкой, относительно доступный способ косвенно участвовать в открытии? Я говорю, что мы не дураки, и наше открытие не является косвенным. Может показаться, что мы просто возвращаемся назад («О, смотрите! Веб-сайт в Китае!» или «Эй! Я получил электронное письмо из Германии!), но мы действительно знакомимся люди и места там на уровне, который мы не могли себе представить раньше.Мы уменьшаем важность расы, пола и национального происхождения что, возможно, удерживало нас от общения ранее. Пока есть все еще есть проблемы, как упоминалось выше, теперь можно устанавливать профессиональные и личные контакты с людьми по всему миру и создать базу знаний, которая увеличивает наш потенциал как людей. Мы обратились внутрь себя физически, но наша досягаемость простирается дальше, чем когда-либо до.

Вот что привлекает людей в Сеть: возможность открытия неизвестных мест там.ДАНЕТ у всех есть доступ в Сеть, и нет, я не верю в некоторые розовое видение мира, которое может произвести Сеть. я верю что мы на что-то здесь и что возможности безграничны.

Кажется, мой последний урок закончился все для теоретизирования и заговора о Сети. Даже так, я знаю что некоторые из моих идей ушли, и, возможно, это к лучшему. Я заинтересовались вашими представлениями о Сети и надеюсь, что это подстегнет некоторое обсуждение. Здесь важно помнить, что вы уже в Сети и становится активным участником.Обязательно распространяйте свои знания и способности другим, как внутри, так и вне классе, так что «те, что знаю» является постоянно растущей группой.

Удачной сети!


Интернет-уроки версии 2.2. Авторские права уроков (C) 2017, Джозеф А. Эриксон, все права защищены. Разрешение предоставлено для индивидуального использования.

Если вы планируете распространять несколько копии этой работы, пожалуйста, свяжитесь с автором.

The I в Интернете

Джиа Толентино начала просматривать Интернет с помощью Geocities, форумов и GIF-файлов.Спустя годы битва между социальными сетями, соперничающими за наше постоянное внимание, полностью изменила сценарий. В этой предварительной выдержке из Falso espejo. Reflexiones sobre el autoengaño , любезно предоставленный Темасом де Хой, Толентино рассматривает эту эволюцию, чтобы понять, как интернет-экосистема влияет на нашу жизнь в Интернете и за его пределами.

Вначале интернет казался хорошим. «Я влюбился в Интернет, когда впервые воспользовался им в офисе моего отца, и подумал, что это ПОЛНОСТЬЮ КРУТО», — написал я, когда мне было десять лет, на подстранице Angelfire под названием «История о том, как Цзя приобрела веб-зависимость». .В текстовом поле, наложенном на отвратительный фиолетовый фон, я продолжил:

Но это было в третьем классе, и я только и делал, что ходил на сайты Beanie Baby. Имея дома старый, неприглядный компьютер, у нас не было Интернета. Даже AOL казался далекой мечтой. Затем в весенние каникулы 99-го мы получили новый первоклассный компьютер, и, конечно же, он был со всем этим демонстрационным материалом. Итак, у меня наконец-то появился AOL, и я был совершенно поражен чудом наличия профиля, общения в чате и IMS!!

Затем я написал, что обнаружил личные веб-страницы.(«Я был поражен!») Я изучил HTML и «небольшие хитрости Javascript». Я создал свой собственный сайт на хостинге для начинающих Expage, выбрав пастельные тона, а затем переключившись на «тему звездной ночи». Потом мне не хватило места, поэтому я «решил переехать в Angelfire. Ух ты.» Я научился делать свою собственную графику. «Все это было в течение четырех месяцев», — написала я, поражаясь тому, как быстро развивались мои десятилетние интернет-граждане. Недавно я повторно посетил сайты, которые когда-то вдохновляли меня, и понял, «каким идиотом я должен быть, чтобы быть пораженным , что .”

Я не помню, чтобы случайно начал это эссе два десятилетия назад или создал эту подстраницу Angelfire, которую я нашел, ища первые следы себя в Интернете. Теперь он разрушен до основания: его целевая страница под названием «САМАЯ ЛУЧШАЯ» содержит фотографию Энди в оттенках сепии из Бухта Доусона и мертвую ссылку на новый сайт под названием «МОРОЗНОЕ ПОЛЕ», который «ЛУЧШЕ». !” Есть страница, посвященная мигающей мыши GIF по имени Сьюзи, и «Крутая страница текстов песен» с прокручивающимся баннером и текстами песен Smash Mouth «All Star» и «Man! Я чувствую себя женщиной!» и дисс-трек TLC «No Pigeons» от Sporty Thievz.На странице часто задаваемых вопросов — была страница часто задаваемых вопросов — я пишу, что мне пришлось закрыть раздел с настраиваемыми мультяшными куклами, так как «ответ был огромным».

Похоже, что я создал и использовал этот сайт Angelfire всего за несколько месяцев в 1999 году, сразу после того, как мои родители получили компьютер. На моей сумасшедшей странице часто задаваемых вопросов указано, что сайт был запущен в июне, и на странице под названием «Журнал», которая гласит: «Я собираюсь быть полностью честным в отношении своей жизни, хотя я не буду слишком глубоко вдаваться в личные мысли». – содержит записи только за октябрь.Одна запись начинается так: «На улице так ЖАРКО, и я не могу сосчитать, сколько раз желуди падали мне на голову, может быть, от усталости». Позже я пишу довольно пророчески: «Я схожу с ума! Я буквально зависим от Интернета!»

«История о том, как Цзя пристрастилась к Интернету» | Джиа Толентино

В 1999 году проводить весь день в Интернете было совсем по-другому. Это было верно для всех, а не только для десятилетних: это была эпоха , вам пришло письмо , когда казалось, что самое худшее, что может случиться в сети, — это влюбиться в своего конкурента по бизнесу. .На протяжении восьмидесятых и девяностых годов люди собирались в Интернете на открытых форумах, привлеченные, как бабочки, к лужам и цветам чужого любопытства и опыта. Саморегулируемые группы новостей, такие как Usenet, культивировали оживленные и относительно цивилизованные дискуссии об исследовании космоса, метеорологии, рецептах и ​​редких альбомах. Пользователи давали советы, отвечали на вопросы, заводили друзей и задавались вопросом, каким станет этот новый интернет.

Из-за того, что было так мало поисковых систем и не было централизованных социальных платформ, открытия в раннем Интернете происходили в основном в частном порядке, а удовольствие существовало как отдельная награда.Книга 1995 года под названием You Can Surf the Net! перечисленных сайта, где можно прочитать обзоры фильмов или узнать о боевых искусствах. Он призывал читателей следовать элементарному этикету (не использовать все заглавные буквы, не тратить впустую чужой трафик на слишком длинные посты) и побуждал их чувствовать себя комфортно в этом новом мире («Не волнуйтесь», — посоветовал автор. «Вы должны действительно напортачить, чтобы зажечь».). Примерно в это же время GeoCities начала предлагать хостинг личных веб-сайтов для отцов, которые хотели создать свои собственные площадки для игры в гольф, или для детей, которые строили блестящие мигающие святилища Толкину, Рики Мартину или единорогам. -черный счетчик посетителей.GeoCities, как и сам интернет, был неуклюжим, уродливым, функционирующим лишь наполовину и организованным в районы: /area51/ предназначался для научной фантастики, /westhollywood/ для ЛГБТК-жизни, /enchantedforest/ для детей, /petsburgh/ для домашних животных. Если бы вы покинули GeoCities, вы могли бы прогуляться по другим улицам этой постоянно расширяющейся деревни курьезов. Вы могли прогуляться по Expage или Angelfire, как я, и остановиться на улице, где танцевали крошечные мультяшные хомячки. Появилась эстетика — мигающий текст, грубая анимация.Если вы нашли что-то, что вам понравилось, если вы хотели провести больше времени в любом из этих районов, вы могли построить свой собственный дом из фреймов HTML и начать украшать.

Этот период Интернета был назван Web 1.0 — название, которое работает в обратном направлении от термина Web 2.0, который был придуман писателем и дизайнером пользовательского опыта Дарси ДиНуччи в статье под названием «Фрагментированное будущее», опубликованной в 1999 году. Сеть, которую мы знаем сейчас, — писала она, — которая загружается в окно браузера, по сути, статическими экранами, является лишь зародышем будущей Сети.Первые проблески Web 2.0 начинают появляться. . . . Сеть будет пониматься не как экраны текстов и графики, а как транспортный механизм, эфир, через который происходит интерактивность». Она предсказала, что в Web 2.0 структуры будут динамичными: вместо домов веб-сайты будут порталами, через которые можно будет отображать постоянно меняющийся поток активности — обновления статуса, фотографии. То, что вы делаете в Интернете, переплетается с тем, что делают все остальные, и то, что нравится другим людям, становится тем, что вы видите.Платформы Web 2.0, такие как Blogger и Myspace, позволили людям, которые просто осматривали достопримечательности, начать создавать свои собственные персонализированные и постоянно меняющиеся пейзажи. По мере того, как все больше людей начали регистрировать свое существование в цифровом виде, времяпрепровождение превратилось в императив: чтобы существовать, нужно было зарегистрироваться в цифровом формате.

В статье New Yorker за ноябрь 2000 года Ребекка Мид описала Мег Хурихан, одного из первых блогеров, известного под псевдонимом Мегнат. Мид заметил, что всего за предыдущие восемнадцать месяцев количество «веб-блогов» увеличилось с пятидесяти до нескольких тысяч, а такие блоги, как «Мегнат», привлекали тысячи посетителей в день.Этот новый интернет был социальным («блог состоит в основном из ссылок на другие веб-сайты и комментариями к этим ссылкам»), в центре которого была индивидуальная идентичность (читатели Мегнат знали, что она хотела бы, чтобы рыбные тако в Сан-Франциско были лучше, и что она была феминисткой и была близка со своей мамой). Блогосфера также была полна взаимных транзакций, которые имели тенденцию к повторению и эскалации. «Основная аудитория блогов — другие блоггеры», — пишет Мид. Этикет требовал, чтобы «если кто-то ведет блог в вашем блоге, вы отвечали на его блог.

С появлением блогов личная жизнь стала общественным достоянием, а социальные стимулы — чтобы нравились, чтобы их видели — стали экономическими. Механизмы интернет-разоблачения стали казаться жизнеспособной основой для карьеры. Хурихан стал соучредителем Blogger вместе с Эваном Уильямсом, который позже стал соучредителем Twitter. JenniCam, основанная в 1996 году, когда студентка колледжа Дженнифер Рингли начала транслировать фотографии с веб-камеры из своей комнаты в общежитии, в какой-то момент привлекла до четырех миллионов ежедневных посетителей, некоторые из которых заплатили абонентскую плату за более быструю загрузку изображений.Интернет, обещая потенциально неограниченную аудиторию, стал казаться естественным домом для самовыражения. В одном из сообщений в блоге парень Мегнут, блогер Джейсон Коттке, спросил себя, почему он просто не записал свои мысли наедине. «Хотя мне это почему-то кажется странным», — написал он. «Интернет — это место, где вы можете выразить свои мысли, чувства и тому подобное. Размещать эти вещи в другом месте кажется абсурдным».

С каждым днем ​​с ним соглашалось все больше людей. Призыв к самовыражению превратил деревню Интернета в город, который расширялся с замедленной скоростью, социальные связи ощетинились, как нейроны, во всех направлениях.В десять лет я щелкал по интернет-кольцу, чтобы проверить другие сайты Angelfire, полные GIF-файлов с животными и мелочами Smash Mouth. В двенадцать лет я писал по пятьсот слов в день в общедоступном ЖЖ. В пятнадцать лет я загружала свои фотографии в мини-юбке на Myspace. К двадцати пяти моя работа заключалась в том, чтобы писать вещи, которые в идеале привлекали бы сто тысяч незнакомцев на один пост. Сейчас мне тридцать, и большая часть моей жизни неразрывно связана с интернетом и его лабиринтами непрекращающегося принудительного подключения — этого лихорадочного, электрического, невыносимого ада.

myspace.com, 2017 | Музей веб-дизайна

Как и при переходе от Web 1.0 к Web 2.0, свертывание социального Интернета происходило медленно, а затем сразу. Переломный момент, как я полагаю, наступил примерно в 2012 году. Люди потеряли интерес к Интернету, начали формулировать набор новых прописных истин. Facebook стал утомительным, тривиальным, утомительным. Инстаграм казался лучше, но вскоре показал свою основную функцию цирка счастья, популярности и успеха с тремя аренами.Твиттер, несмотря на все его дискурсивные обещания, был местом, где все писали жалобы на авиакомпании и жаловались на статьи, которые были заказаны, чтобы заставить людей злиться. Мечта о лучшем, истинном себе в Интернете ускользала. Там, где мы когда-то были свободны быть самими собой в сети, теперь мы были прикованы цепями к самим себе в сети, и это заставило нас застенчиво себя чувствовать. Платформы, обещавшие связь, начали вызывать массовое отчуждение. Свобода, обещанная Интернетом, начала казаться чем-то, чей наибольший потенциал лежит в области злоупотребления.

Несмотря на то, что мы становились все более унылыми и уродливыми в Интернете, мираж лучшего онлайна продолжал мерцать. Как среда Интернет определяется встроенным стимулом к ​​производительности. В реальной жизни вы можете ходить живой жизнью и быть видимым для других людей. Но вы не можете просто ходить и быть видимым в Интернете — чтобы кто-нибудь вас увидел, вы должны действовать . Вы должны общаться, чтобы поддерживать присутствие в Интернете. А поскольку центральные интернет-платформы построены вокруг личных профилей, может показаться — сначала на механическом уровне, а затем и как закодированный инстинкт — что главная цель этого общения — хорошо выглядеть.Механизмы онлайн-вознаграждения то и дело заменяют офлайновые, а затем и обгоняют их. Вот почему все стараются выглядеть такими горячими и много путешествовавшими в Instagram; вот почему все кажутся такими самодовольными и торжествующими на Facebook; вот почему в Твиттере праведное политическое заявление для многих стало казаться политическим благом само по себе.

Эту практику часто называют «сигнализацией добродетели» — термин, чаще всего используемый консерваторами, критикующими левых. Но сигнализация добродетели — это двухпартийное, даже аполитичное действие.Твиттер переполнен драматическими заявлениями о верности Второй поправке, которые функционируют как сигнал о добродетели внутри правых, и это может быть что-то вроде сигнала о добродетели, когда люди публикуют горячую линию для самоубийц после смерти знаменитости. Немногие из нас полностью невосприимчивы к этой практике, поскольку она пересекается с реальным стремлением к политической честности. Публикация фотографий протеста против разлучения семей на границе, как я делала, когда писала это, — это действие с микроскопической значимостью, выражение подлинного принципа, а также, что неизбежно, своего рода попытка показать, что я хороший.

Доведенная до крайности, сигнализация добродетели подтолкнула левых людей к поистине безумному поведению. Легендарный случай произошел в июне 2016 года, когда на курорте Диснея был убит двухлетний ребенок, которого утащил аллигатор во время игры в лагуне, где купаться нельзя. Женщина, которая собрала десять тысяч подписчиков в Твиттере своими сообщениями о социальной справедливости, увидела возможность и великолепно написала в Твиттере: «Я так покончила с правами белых мужчин в последнее время, что мне действительно не грустно из-за того, что 2-летний был съеден gator, потому что его папа игнорировал знаки.(Затем ее выставили к позорному столбу люди, которые решили продемонстрировать свое моральное превосходство с помощью насмешек — как и я здесь.) Похожий твит распространился в начале 2018 года после того, как милая история стала вирусной: большая белая морская птица по имени Найджел умер рядом с бетонной приманкой, которой он посвятил себя в течение многих лет. Возмущенный писатель написал в Твиттере: «Даже бетонные птицы не должны любить тебя, Найджел», и написал длинный пост в Facebook, утверждая, что ухаживание Найджела за фальшивой птицей является примером… культуры изнасилования .«Я могу написать феминистский взгляд на нетрагическую смерть Найджела, олуши, если кто-то захочет мне заплатить», — добавила она под оригинальным твитом, который получил более тысячи лайков. Эти безумные идеи и их пугающая близость к онлайн-монетизации являются примерами того, как наш мир — опосредованный цифровыми технологиями, полностью поглощенный капитализмом — делает общение о морали очень легким, но делает реальную моральную жизнь очень трудной. Вы не закончите тем, что используете новость о мертвом малыше в качестве ориентира для белых прав без общества, в котором дискурс праведности привлекает гораздо больше общественного внимания, чем условия, которые в первую очередь требуют праведности.

Справа онлайн-перформанс политической идентичности был еще более диким. В 2017 году ориентированная на социальные сети молодежная консервативная группа Turning Point USA устроила акцию протеста в Кентском государственном университете, в которой студент надел подгузник, чтобы продемонстрировать, что «безопасные места предназначены для младенцев». (Это стало вирусным, как и предполагалось, но не так, как хотел TPUSA — протест был равномерно поджарен, один пользователь Twitter прилепил логотип порносайта Brazzers к фотографии мальчика в подгузниках, а координатор кампуса TPUSA штата Кент подал в отставку. .) Это также было бесконечно более важным, начиная с 2014 года с кампании, которая стала шаблоном для правых интернет-политических действий, когда большая группа молодых женоненавистников собралась на мероприятии, теперь известном как Gamergate.

Дело было якобы в том, что женщина-геймдизайнер якобы спит с журналистом для благоприятного освещения. Она, наряду с группой игровых критиков и писателей-феминисток, столкнулась с шквалом угроз изнасилования, угроз убийством и других форм домогательств, скрытых под лозунгом свободы слова и «этики в игровой журналистике».Геймергейтеры, число которых, по оценкам Deadspin , составляет около десяти тысяч человек, в основном отрицали бы это преследование, либо недобросовестно повторяя, либо обманывая себя, веря в аргумент, что Геймергейт на самом деле был о благородных идеалах. Gawker Media, Материнская компания Deadspin сама стала мишенью, отчасти из-за своего агрессивного презрения к Gamergates: компания потеряла семизначный доход после того, как ее рекламодатели попали в водоворот.

Девушка в беде: Часть 1 — Тропы против женщин в видеоиграх | Анита Саркисян | Feminist Frequency

В 2016 году аналогичное фиаско попало в национальные новости в Pizzagate, после того как несколько бешеных интернет-обитателей решили, что нашли закодированные сообщения о детском сексуальном рабстве в рекламе пиццерии, связанной с предвыборной кампанией Хиллари Клинтон. Эта теория была распространена по всему ультраправому Интернету, что привело к расширенной атаке на пиццерию Comet Ping Pong в округе Колумбия и всех, кто связан с рестораном — все во имя борьбы с педофилией — кульминацией которой стал мужчина, вошедший в Comet Ping Pong и выстреливший Пистолет.(Позже та же самая фракция встала на защиту Роя Мура, кандидата от республиканцев в Сенат, которого обвинили в сексуальном насилии над подростками.) Проснувшиеся левые могли только мечтать об этой способности вооружить чувство праведности. Даже воинственное антифашистское движение, известное как антифа, обычно отвергается либеральными центристами, несмотря на то, что движение антифа уходит своими корнями в давнюю европейскую традицию сопротивления нацизму, а не в зарождающееся созвездие радикально параноидальных досок объявлений и каналов на YouTube.Мировоззрение Геймергейтеров и Пиццагейтеров актуализировалось и в значительной степени подтвердилось на выборах 2016 года — событии, которое убедительно свидетельствовало о том, что худшие вещи в Интернете теперь определяли, а не отражали худшие вещи в офлайн-жизни.

Средства массовой информации всегда определяют форму политики и культуры. Эпоха Буша неразрывно связана с неудачами кабельных новостей; исполнительные перегибы в годы правления Обамы были затемнены интернет-преувеличением личности и производительности; Приход Трампа к власти неотделим от существования социальных сетей, которые должны постоянно раздражать своих пользователей, чтобы продолжать зарабатывать деньги.Но в последнее время мне интересно, как все стало так интимно ужасно, и почему, собственно, мы продолжаем подыгрывать. Как огромное количество людей начало проводить большую часть нашего исчезающего свободного времени в откровенно мучительной среде? Как Интернет стал таким плохим, таким ограничивающим, таким неизбежно личным, таким политически определяющим — и почему все эти вопросы задают одно и то же?

Признаться, я не уверен, что это расследование вообще продуктивно. Интернет ежедневно напоминает нам, что совсем не полезно узнавать о проблемах, на решение которых у вас нет никакой разумной надежды.И, что более важно, Интернет уже такой, какой он есть. Он уже стал центральным органом современной жизни. Он уже перепрограммировал мозг своих пользователей, вернув нас в состояние примитивного гиперсознания и отвлечения, перегрузив нас гораздо большим количеством сенсорной информации, чем это было возможно в первобытные времена. Он уже построил экосистему, которая работает на привлечении внимания и монетизации себя. Даже если вы полностью избегаете Интернета — мой партнер делает: он думал, что #tbt веками означало «правду сказать правду», — вы все равно живете в мире, созданном этим интернетом, в мире, в котором самость стала последним природным ресурсом капитализма, мир, условия которого устанавливаются централизованными платформами, намеренно зарекомендовавшими себя как практически не поддающиеся регулированию или контролю.

Интернет также во многом неотделим от жизненных удовольствий: наших друзей, наших семей, наших сообществ, наших стремлений к счастью, а иногда, если нам повезет, и нашей работы. Отчасти из-за желания сохранить то, что стоит, от окружающего его упадка, я размышлял о пяти пересекающихся проблемах: во-первых, как устроен Интернет, чтобы расширить наше чувство идентичности; во-вторых, как это побуждает нас переоценивать наши мнения; в-третьих, как это максимизирует наше чувство оппозиции; в-четвертых, как это обесценивает наше понимание солидарности; и, наконец, как это разрушает наше чувство масштаба.

 

В 1959 году социолог Эрвинг Гоффман изложил теорию идентичности, основанную на разыгрывании ролей. В каждом человеческом взаимодействии, писал он в «Представление себя в повседневной жизни», , человек должен устроить своего рода представление, произвести впечатление на аудиторию. Производительность может быть рассчитана, как в случае с мужчиной на собеседовании, который отрабатывает каждый ответ; это может быть бессознательно, как в случае с человеком, у которого было так много интервью, что он, естественно, ведет себя так, как от него ожидают; это может быть автоматическим, как в случае с человеком, который производит правильное впечатление прежде всего потому, что он белый человек из высшего среднего класса со степенью магистра делового администрирования.Исполнитель может быть полностью поглощен своим выступлением — он может на самом деле верить, что его самый большой недостаток — это «перфекционизм», — или он может знать, что его выступление — притворство. Но несмотря ни на что, он выступает. Даже если он остановит , пытающегося выступить , у него все равно есть аудитория, его действия все равно производят эффект. «Весь мир — это, конечно, не сцена, но не так-то просто указать основные способы, которыми это не так», — писал Гоффман.

Эрвинг Гоффман и воплощенная самость | Радио Би-би-си 4

Чтобы передать личность, требуется некоторая степень самообмана.Исполнитель, чтобы быть убедительным, должен скрывать «компрометирующие факты, которые ему пришлось узнать о спектакле; говоря обыденным языком, будут вещи, которые он знает или знал, но которые он не сможет рассказать себе». Собеседник, например, избегает думать о том, что его самым большим недостатком на самом деле является пьянство в офисе. Подруга, сидящая напротив вас за ужином, призванная играть роль психотерапевта из-за ваших тривиальных романтических проблем, вынуждена притворяться перед собой, что она не хочет просто пойти домой и лечь в постель, чтобы почитать Барбару Пим.Для такого избирательного сокрытия зрители не обязательно должны физически присутствовать: женщина, оставшаяся дома одна на выходные, может мыть плинтусы и смотреть документальные фильмы о природе, даже если она предпочла бы разгромить это место, купив восемь мячей. , и устроить оргию с Craigslist. Люди часто корчат рожи наедине перед зеркалом в ванной, чтобы убедить себя в собственной привлекательности. «Живая вера в присутствие невидимой публики, — пишет Гоффман, — может иметь значительный эффект.

В автономном режиме в этот процесс встроены формы облегчения. Зрители меняются — представление, которое вы ставите на собеседовании, отличается от того, что вы ставите позже в ресторане на день рождения друга, которое отличается от того, что вы ставите дома для партнера. Дома вам может показаться, что вы можете вообще перестать выступать; в рамках драматургии Гоффмана вам может показаться, что вы попали за кулисы. Гоффман заметил, что нам нужны как зрители, чтобы наблюдать за нашими выступлениями, так и место за кулисами, где мы можем расслабиться, часто в компании «товарищей по команде», которые выступали вместе с нами.Подумайте о коллегах в баре после того, как они сделали большую рекламную презентацию, или о женихе и невесте в номере отеля после свадебного приема: все еще могут выступать, но они чувствуют себя непринужденно, без присмотра, в одиночестве. В идеале, внешняя аудитория поверила предыдущему выступлению. Гости на свадьбе думают, что на самом деле только что видели пару безупречных, счастливых молодоженов, а потенциальные спонсоры думают, что встретили группу гениев, которые сделают всех очень богатыми. «Но это вменение — это «я» — является продуктом происходящей сцены, а не ее причиной», — пишет Гоффман.Самость — это не фиксированная, органическая вещь, а драматический эффект, возникающий в результате действия. Этому эффекту можно верить или не верить по желанию.

Онлайн — при условии, что вы купите этот фреймворк — система метастазирует в крушение. Представление себя в повседневном Интернете по-прежнему соответствует метафоре игры Гофмана: есть сцены, есть публика. Но интернет добавляет множество других, кошмарных метафорических структур: зеркало, эхо, паноптикум. Когда мы путешествуем по Интернету, наши личные данные отслеживаются, записываются и перепродаются рядом корпораций — режим принудительного технологического наблюдения, который подсознательно снижает наше сопротивление практике добровольного самоконтроля в социальных сетях.Если мы думаем о покупке чего-либо, оно следует за нами повсюду. Мы можем и, вероятно, ограничиваем нашу онлайн-активность веб-сайтами, которые еще больше укрепляют наше чувство идентичности, каждый из нас читает то, что написано для таких же людей, как мы. На платформах социальных сетей все, что мы видим, соответствует нашему сознательному выбору и алгоритмически управляемым предпочтениям, а все новости, культура и межличностное взаимодействие фильтруются через домашнюю базу профиля. Повседневное безумие, увековеченное интернетом, — это безумие этой архитектуры, которая ставит личность в центр вселенной.Как будто нас поставили на наблюдательный пост, который наблюдает за всем миром, и дали бинокль, в котором все выглядит как наше собственное отражение. Через социальные сети многие люди быстро стали рассматривать всю новую информацию как своего рода прямой комментарий к , кто они .

Опасность рекламы: ваше внимание — товар, которым можно манипулировать | Тим Ву | Большое мышление

Эта система существует, потому что она прибыльна. Как пишет Тим ​​Ву в The Attention Merchants, коммерция медленно проникала в человеческое существование — проникая на наши городские улицы в девятнадцатом веке через рекламные щиты и плакаты, а затем в наши дома в двадцатом веке через радио и телевидение.Теперь, в двадцать первом веке, на стадии своего завершения, коммерция просочилась в нашу идентичность и наши отношения. Мы заработали миллиарды долларов для платформ социальных сетей благодаря нашему желанию — а затем благодаря последующим растущим экономическим и культурным требованиям — воспроизвести в Интернете то, что мы знаем, кем мы себя считаем и кем мы хотим быть.

Selfhood сгибается под тяжестью этого коммерческого значения. В физических пространствах у каждого выступления есть ограниченная аудитория и временной промежуток.В сети ваша аудитория гипотетически может продолжать расширяться вечно, и представление никогда не должно заканчиваться. (По сути, вы можете постоянно находиться на собеседовании.) В реальной жизни успех или неудача каждого отдельного выступления часто проявляется в форме конкретных физических действий — вас приглашают на ужин, или вы теряете дружбу, или вы получите работу. В сети производительность в основном задерживается в туманной сфере сентиментов, через непрерывный поток сердец, лайков и глазных яблок, собранных в числах, привязанных к вашему имени.Хуже всего то, что в Интернете практически нет закулисья; там, где офлайн-аудитория неизбежно опустошается и меняется, онлайн-аудитория никогда не должна уходить. Тот вариант вас, который публикует мемы и селфи для ваших одноклассников дошкольного возраста, может закончиться спором с администрацией Трампа после школьной стрельбы, как это случилось с детьми из Паркленда, некоторые из которых стали настолько известными, что им никогда не позволят сбросить видимость производительность снова. Я, которое обменивалось шутками с сторонниками превосходства белой расы в Твиттере, может быть нанято, а затем уволено The New York Times, , как это произошло с Куинном Нортоном в 2018 году.(Или, в случае с Сарой Чжон, «я», которое шутило о белых людях, может попасть в игру после того, как его наняли в Times через несколько месяцев после этого.) Люди, которые поддерживают общедоступный профиль в Интернете, создают себя, которое может на них смотрят одновременно их мама, их босс, их потенциальные будущие боссы, их одиннадцатилетний племянник, их прошлые и будущие сексуальные партнеры, их родственники, которые ненавидят их политику, а также все, кому интересно искать любую возможную причину.Идентичность, по Гоффману, представляет собой ряд требований и обещаний. В Интернете высокофункциональный человек — это тот, кто может обещать все бесконечно растущей аудитории в любое время.

Такие инциденты, как Gamergate, частично являются ответом на эти условия гипервидимости. Рост троллинга и его идеала неуважения и анонимности был настолько сильным отчасти потому, что Интернет так сильно настаивает на последовательной, достойной одобрения идентичности. В частности, женоненавистничество, присущее троллингу, отражает то, как женщины — от которых, как писал Джон Бергер, всегда требовалось поддерживать внешнее осознание своей личности — часто так выгодно ориентируются в этих онлайн-условиях.Именно самокалибровка, которой я научилась, будучи девочкой и женщиной, помогла мне извлечь выгоду из того, что мне «нужно» быть в сети. Мой единственный опыт в мире был таким, в котором личная привлекательность имеет первостепенное значение и поощряется саморазоблачение; эта законно неудачная парадигма, населенная сначала женщинами, а теперь распространенная на весь Интернет, — это то, что тролли ненавидят и активно отвергают. Они дестабилизируют интернет, построенный на прозрачности и привлекательности. Они тянут нас обратно к хаотичному и неизвестному.

Конечно, есть много лучших способов привести аргументы против гипервидимости, чем троллинг. Как сказал Вернер Херцог GQ в 2011 году, говоря о психоанализе: «У нас должны быть свои темные углы и необъяснимое. Мы станем необитаемыми, как необитаемой станет квартира, если осветить каждый темный угол, и под столом, и где угодно — в таком доме больше нельзя жить».

Отключение Интернета | Электролобзик

А Почти одновременно около 3500 отдельных маршрутов протокола пограничных шлюзов — пути, которые системы используют для связи через глобальный интернет — были отозваны по приказу правительства Египта, отрезав страну от остального мира и остановив внутреннюю связь.В течение пяти дней 93 процента египетских сетей оставались полностью недоступными1.

Отключение интернета в Египте, вызванное серией антиправительственных протестов, начавшихся тремя днями ранее, было не первым случаем правительственных манипуляций в сети.

В прошлом году Тунис значительно усилил свою и без того агрессивную блокировку определенных веб-сайтов в ответ на беспорядки, которые в конечном итоге привели к свержению его правительства. к ползанию.3 А в 2007 году президент Гвинеи Лансана Конте распорядился о первом широко известном отключении электроэнергии, остановив зарождающуюся интернет-индустрию в стране, где менее 1 процента населения вообще имело доступ.45 Но никогда прежде не было целой страны, где больше более четверти населения были подключены к Интернету, просто оторвались от открытой сети6.

Действия египетского правительства, высветившие давно игнорируемый риск, немедленно вызвали резонанс во всем мире.

«С тех пор, как мы начали отслеживать отключения интернета по инициативе правительства, их использование росло поистине тревожными темпами». – Фелисия Антонио, участник кампании и лидер #KeepItOn в Access Now.

Реакция международного сообщества была быстрой и мощной. В Соединенных Штатах долго разрекламированный законопроект, предоставляющий президенту чрезвычайные полномочия по отключению интернета, был отклонен в сенате на фоне общественного возмущения, так и не получив голосов7. Лидеры в Германии, Австрии, Австралии и Европейском парламенте, Между тем, были вынуждены заверить общественность, что никогда не будут добиваться власти, чтобы отключить интернет в пределах своих границ.891011

С тех пор отключение интернета было осуждено как нарушение прав человека Организацией Объединенных Наций, Африканской комиссией по правам человека и народов, Организацией американских государств, Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе, Свободой Online Coalition и множество других международных организаций и НПО1213.

Но даже несмотря на то, что с 2011 года международное осуждение усилилось, количество отключений — преднамеренных нарушений интернет-коммуникаций государственными субъектами — выросло в геометрической прогрессии, увеличившись с нескольких в 2012 году до как минимум 213 в 33 странах в 2019 году.1415 В 2020 г., несмотря на то, что общее количество отключений немного снизилось из-за отложенных выборов и глобальных приказов оставаться дома, вызванных пандемией COVID-19, общая продолжительность отключений интернета во всем мире подскочила на 49 процентов.16

«С тех пор, как мы начали отслеживать отключения интернета по инициативе правительства, их использование росло поистине тревожными темпами», — объясняет Фелисия Антонио, участник кампании и лидер #KeepItOn в Access Now, глобальной правозащитной организации, которая работает над защитой и расширением цифровых прав людей. людей по всему миру и отслеживает отключения интернета с 2016 года.«По мере того, как правительства по всему миру учатся этой авторитарной тактике друг у друга, она перешла от периферии к тому, чтобы стать обычным методом, который многие власти используют для подавления оппозиции, подавления свободы слова и подавления самовыражения».

Google делает нас глупее?

«Дейв, остановись. Стой, ладно? Стой, Дэйв. Ты остановишься, Дейв?» Итак, суперкомпьютер HAL умоляет неумолимого астронавта Дэйва Боумена в знаменитой и странно пронзительной сцене ближе к концу фильма Стэнли Кубрика « 2001: Космическая одиссея ».Боумен, которого чуть не отправили на смерть в дальний космос из-за неисправной машины, спокойно, хладнокровно отключает цепи памяти, управляющие его искусственным «мозгом». «Дэйв, мой разум улетучивается», — одиноко говорит ХЭЛ. «Я чувствую это. Я чувствую это.»

Я тоже это чувствую. За последние несколько лет у меня было неприятное ощущение, что кто-то или что-то возится с моим мозгом, перестраивая нейронные схемы, перепрограммируя память. Насколько я могу судить, мой разум никуда не делся, но он меняется.Я не думаю так, как раньше. Я сильнее всего это чувствую, когда читаю. Раньше было легко погрузиться в книгу или длинную статью. Мой разум был захвачен повествованием или поворотами аргумента, и я часами блуждал по длинным отрезкам прозы. Это уже редко бывает. Теперь моя концентрация часто начинает уплывать после двух-трех страниц. Я нервничаю, теряю нить, начинаю искать, чем бы заняться. У меня такое чувство, будто я всегда волочу свой своенравный мозг обратно к тексту.Глубокое чтение, которое раньше было естественным, превратилось в борьбу.

Думаю, я знаю, что происходит. Вот уже более десяти лет я провожу много времени в Интернете, занимаясь поиском и серфингом, а иногда добавляя информацию в большие базы данных Интернета. Сеть стала для меня как для писателя находкой. Исследования, которые когда-то требовали нескольких дней в библиотеках или в периодических комнатах, теперь могут быть выполнены за считанные минуты. Несколько поисковых запросов в Google, несколько быстрых кликов по гиперссылкам, и я получил красноречивый факт или содержательную цитату, которую искал.Даже когда я не работаю, я скорее всего роюсь в информационных дебрях Интернета — читаю и пишу электронные письма, просматриваю заголовки и посты в блогах, смотрю видео и слушаю подкасты или просто переключаюсь по ссылкам. ссылка на ссылку. (В отличие от сносок, с которыми их иногда сравнивают, гиперссылки не просто указывают на связанные работы, они подталкивают вас к ним.)

Для меня, как и для других, Сеть становится универсальным средством, каналом для большинства информации, которая течет через мои глаза и уши в мой разум.Преимущества прямого доступа к такому невероятно богатому хранилищу информации многочисленны, они широко описаны и должным образом приветствуются. «Идеальный отзыв кремниевой памяти, — писал Клайв Томпсон из Wired , — может быть огромным благом для мышления». Но это благо имеет свою цену. Как указывал в 1960-х годах теоретик медиа Маршалл Маклюэн, медиа — это не просто пассивные каналы информации. Они обеспечивают материал для мысли, но они также формируют процесс мышления.И то, что делает Сеть, похоже, лишает меня способности к концентрации и созерцанию. Мой разум теперь рассчитывает воспринимать информацию так, как ее распространяет Сеть: в виде быстро движущегося потока частиц. Когда-то я был аквалангистом в море слов. Теперь я мчусь по поверхности, как парень на гидроцикле.

Не я один такой. Когда я рассказываю друзьям и знакомым о своих проблемах с чтением — в большинстве своем литературным деятелям, — многие говорят, что у них похожий опыт. Чем больше они используют Интернет, тем больше им приходится бороться, чтобы сосредоточиться на длинных текстах.Некоторые из блоггеров, за которыми я слежу, также начали упоминать об этом явлении. Скотт Карп, ведущий блог об онлайн-СМИ, недавно признался, что вообще перестал читать книги. «В колледже я получил степень бакалавра и раньше был ненасытным читателем книг, — писал он. «Что случилось?» Он размышляет над ответом: «Что, если я все время читаю в Интернете не столько потому, что мой способ чтения изменился, т. е. я просто ищу удобства, сколько потому, что мой способ ДУМАТЬ изменился?»

Брюс Фридман, который регулярно пишет в блоге об использовании компьютеров в медицине, также описал, как Интернет изменил его мыслительные привычки.«Теперь я почти полностью потерял способность читать и воспринимать длинные статьи в Интернете или в печатных изданиях», — писал он ранее в этом году. Патологоанатом, долгое время работавший на факультете Медицинской школы Мичиганского университета, Фридман подробно изложил свой комментарий в телефонном разговоре со мной. Его мышление, по его словам, приобрело качество «стаккато», отражающее то, как он быстро просматривает короткие отрывки текста из множества источников в Интернете. «Я больше не могу читать Война и мир », — признался он.«Я потерял способность делать это. Даже сообщение в блоге, состоящее более чем из трех или четырех абзацев, слишком много для усвоения. Я просматриваю его».

Одни анекдоты мало что доказывают. И мы все еще ждем долгосрочных неврологических и психологических экспериментов, которые дадут окончательную картину того, как использование Интернета влияет на познание. Но недавно опубликованное исследование привычек онлайн-исследований, проведенное учеными из Университетского колледжа Лондона, предполагает, что мы вполне можем находиться в разгар кардинальных изменений в том, как мы читаем и думаем.В рамках пятилетней исследовательской программы ученые изучили компьютерные журналы, документирующие поведение посетителей двух популярных исследовательских сайтов, один из которых находится под управлением Британской библиотеки, а другой — британского образовательного консорциума, которые предоставляют доступ к журнальным статьям, электронным книгам. и другие источники письменной информации. Они обнаружили, что люди, использующие сайты, проявляют «форму скимминга», перескакивая с одного источника на другой и редко возвращаясь к какому-либо уже посещенному источнику. Обычно они читают не более одной-двух страниц статьи или книги, прежде чем «перескакивают» на другой сайт.Иногда они сохраняли длинную статью, но нет никаких доказательств того, что они когда-либо возвращались и действительно читали ее. Авторы исследования сообщают:

Понятно, что пользователи не читают онлайн в традиционном смысле; действительно есть признаки того, что появляются новые формы «чтения», поскольку пользователи «просматривают» горизонтально заголовки, страницы содержания и рефераты, стремясь к быстрым победам. Создается впечатление, что они выходят в интернет, чтобы не читать в традиционном смысле.

Благодаря повсеместному распространению текста в Интернете, не говоря уже о популярности обмена текстовыми сообщениями на мобильных телефонах, сегодня мы, возможно, читаем больше, чем в 1970-х или 1980-х годах, когда телевидение было нашим любимым средством массовой информации.Но это другой вид чтения, и за ним лежит другой тип мышления — возможно, даже новое ощущение себя. «Мы не только , что мы читаем», — говорит Мэриэнн Вульф, психолог развития из Университета Тафтса и автор книги «Пруст и кальмар: история и наука о читающем мозге ». «Мы , как читаем». Вольф беспокоится, что стиль чтения, продвигаемый Сетью, стиль, который ставит «эффективность» и «непосредственность» превыше всего, может ослаблять нашу способность к глубокому чтению, появившемуся, когда более ранняя технология, печатный станок, длинные и сложные произведения обыденной прозы.Когда мы читаем в Интернете, говорит она, мы склонны становиться «просто декодировщиками информации». Наша способность интерпретировать текст, создавать богатые мысленные связи, которые формируются, когда мы читаем глубоко и не отвлекаясь, остается в значительной степени незадействованной.

Чтение, объясняет Вольф, не является инстинктивным навыком человека. Это не запечатлено в наших генах, как речь. Мы должны научить свой разум переводить символические символы, которые мы видим, на язык, который мы понимаем. И средства массовой информации или другие технологии, которые мы используем в обучении и практике чтения, играют важную роль в формировании нейронных цепей внутри нашего мозга.Эксперименты показывают, что читатели идеограмм, такие как китайцы, развивают умственные схемы для чтения, которые сильно отличаются от тех из нас, чей письменный язык использует алфавит. Изменения распространяются на многие области мозга, включая те, которые управляют такими важными когнитивными функциями, как память и интерпретация зрительных и слуховых стимулов. Мы также можем ожидать, что схемы, сплетенные нашим использованием Сети, будут отличаться от тех, что сплетаются при чтении книг и других печатных работ.

Где-то в 1882 году Фридрих Ницше купил пишущую машинку — если быть точным, шар для письма Маллинга-Хансена. Его зрение ухудшилось, и удержание взгляда на странице стало утомительным и болезненным, часто вызывая сокрушительные головные боли. Он был вынужден сократить свое писательство, и он боялся, что вскоре ему придется бросить это. Пишущая машинка спасла его, по крайней мере, на время. Освоив слепую печать, он смог писать с закрытыми глазами, используя только кончики пальцев.Слова снова могли течь из его разума на страницу.

Но машина оказала на его работу более тонкое влияние. Один из друзей Ницше, композитор, заметил изменение стиля его письма. Его и без того лаконичная проза стала еще более жесткой, телеграфичной. «Возможно, с помощью этого инструмента вы даже перейдете к новой идиоме», — написал друг в письме, отметив, что в его собственной работе «мысли» в музыке и языке часто зависят от качества пера и бумаги».

«Вы правы, — ответил Ницше, — наши письменные принадлежности принимают участие в формировании наших мыслей.Под влиянием машины, пишет немецкий исследователь СМИ Фридрих А. Киттлер, проза Ницше «превратилась из аргументов в афоризмы, из мыслей в каламбуры, из риторики в телеграммный стиль».

Человеческий мозг почти бесконечно податлив. Раньше люди думали, что наша ментальная сеть, плотные связи, сформированные между примерно 100 миллиардами нейронов внутри нашего черепа, в значительной степени закрепились к тому времени, когда мы достигли совершеннолетия. Но исследователи мозга обнаружили, что это не так.Джеймс Олдс, профессор неврологии, который руководит Красновским институтом перспективных исследований в Университете Джорджа Мейсона, говорит, что даже взрослый разум «очень пластичен». Нервные клетки регулярно разрывают старые связи и формируют новые. «Мозг, — по словам Олдса, — обладает способностью перепрограммировать себя на лету, изменяя то, как он функционирует».

Когда мы используем то, что социолог Дэниел Белл назвал нашими «интеллектуальными технологиями» — инструментами, расширяющими наши умственные, а не физические способности, — мы неизбежно начинаем приобретать качества этих технологий.Механические часы, которые стали широко использоваться в 14 веке, являются убедительным примером. В книге «Техника и цивилизация » историк и культурный критик Льюис Мамфорд описал, как часы «отделили время от человеческих событий и помогли создать веру в независимый мир математически измеримых последовательностей». «Абстрактная структура разделенного времени» стала «точкой отсчета как для действия, так и для мысли».

Методичное тиканье часов способствовало появлению научного ума и научного человека.Но это тоже что-то унесло. Как заметил покойный ученый-компьютерщик из Массачусетского технологического института Джозеф Вейценбаум в своей книге 1976 года «Мощность компьютера и человеческий разум: от суждения к расчету », концепция мира, возникшая в результате широкого использования инструментов для измерения времени, «остается обедненной версией старой. , ибо оно основано на отказе от тех непосредственных переживаний, которые формировали основу и фактически составляли старую реальность». Решая, когда нам есть, работать, спать и вставать, мы перестали прислушиваться к своим чувствам и стали подчиняться часам.

Процесс адаптации к новым интеллектуальным технологиям отражается в меняющихся метафорах, которые мы используем, чтобы объяснить себя самим себе. Когда появились механические часы, люди начали думать, что их мозг работает «как часы». Сегодня, в век программного обеспечения, мы стали думать о них как о работающих «как компьютеры». Но изменения, говорит нам нейронаука, гораздо глубже, чем метафора. Благодаря пластичности нашего мозга адаптация происходит и на биологическом уровне.

Интернет обещает иметь далеко идущие последствия для познания. В статье, опубликованной в 1936 году, британский математик Алан Тьюринг  доказал, что цифровой компьютер, который в то время существовал только как теоретическая машина, можно запрограммировать для выполнения функции любого другого устройства обработки информации. И это то, что мы наблюдаем сегодня. Интернет, неизмеримо мощная вычислительная система, включает в себя большинство других наших интеллектуальных технологий. Он становится нашей картой и нашими часами, нашим печатным станком и нашей пишущей машинкой, нашим калькулятором и нашим телефоном, нашим радио и телевидением.

Когда Сеть поглощает носитель, этот носитель воссоздается по образу Сети. Он наполняет контент медиума гиперссылками, мигающей рекламой и другими цифровыми безделушками и окружает контент контентом всех других медиа, которые он поглотил. Например, новое сообщение электронной почты может объявить о своем получении, когда мы просматриваем последние заголовки на сайте газеты. В результате наше внимание рассеивается, а концентрация рассеивается.

Влияние Сети не заканчивается и на краях экрана компьютера.По мере того, как сознание людей приспосабливается к сумасшедшему одеялу интернет-СМИ, традиционным СМИ приходится приспосабливаться к новым ожиданиям аудитории. Телевизионные программы добавляют текстовые ползания и всплывающие окна, а журналы и газеты сокращают свои статьи, вводят краткое изложение и заполняют свои страницы удобными для просмотра информационными фрагментами. Когда в марте этого года The New York Times решили посвящать вторую и третью страницы каждого выпуска рефератам статей, его директор по дизайну Том Бодкин объяснил, что «ярлыки» дадут измученным читателям быструю «вкусить» новости дня, избавляя их от «менее эффективного» метода фактического перелистывания страниц и чтения статей.У старых медиа нет иного выбора, кроме как играть по правилам новых медиа.

Никогда еще система связи не играла в нашей жизни столько ролей и не оказывала такого широкого влияния на наши мысли, как Интернет сегодня. Тем не менее, несмотря на все, что было написано о Сети, мало внимания уделялось тому, как именно она нас перепрограммирует. Интеллектуальная этика Сети остается неясной.

Примерно в то же время, когда Ницше начал использовать свою пишущую машинку, серьезный молодой человек по имени Фредерик Уинслоу Тейлор принес секундомер на завод Midvale Steel в Филадельфии и начал историческую серию экспериментов, направленных на повышение эффективности работы машинистов завода.С одобрения владельцев Midvale он нанял группу фабричных рабочих, поручил им работать на различных металлообрабатывающих станках, записал и замерил каждое их движение, а также работу станков. Разбив каждую работу на последовательность небольших отдельных шагов, а затем протестировав различные способы выполнения каждого из них, Тейлор создал набор точных инструкций — «алгоритм», как мы могли бы сегодня сказать, — того, как должен работать каждый рабочий. Рабочие Мидвейла ворчали на новый строгий режим, утверждая, что он превратил их в не более чем автоматы, но производительность фабрики резко возросла.

Более чем через сто лет после изобретения паровой машины промышленная революция наконец обрела свою философию и своего философа. Жесткая индустриальная хореография Тейлора — его «система», как он любил ее называть, — была принята производителями по всей стране, а со временем и по всему миру. Стремясь к максимальной скорости, максимальной эффективности и максимальной производительности, владельцы фабрик использовали исследования времени и движения для организации своей работы и определения рабочих мест своих рабочих. Цель, как определил ее Тейлор в своем знаменитом трактате 1911 года «Принципы научного менеджмента» , состояла в том, чтобы определить и принять для каждой работы «единственный лучший метод» работы и тем самым осуществить «постепенную замену науки наукой». эмпирическое правило во всех механических искусствах.Как только его система будет применена ко всем действиям ручного труда, Тейлор заверил своих последователей, это приведет к реструктуризации не только промышленности, но и общества, создав утопию совершенной эффективности. «В прошлом человек был первым, — заявил он; «В будущем система должна быть на первом месте».

Система Тейлора все еще с нами; это остается этикой промышленного производства. И теперь, благодаря растущему влиянию компьютерных инженеров и программистов на нашу интеллектуальную жизнь, этика Тейлора начинает управлять и царством разума.Интернет — это машина, предназначенная для эффективного и автоматизированного сбора, передачи и манипулирования информацией, и его легионы программистов полны решимости найти «единственный лучший метод» — совершенный алгоритм — для выполнения каждого мысленного движения того, что мы делаем. Мы стали называть это «работой с умом».

Штаб-квартира Google в Маунтин-Вью, Калифорния — Googleplex — это высшая церковь Интернета, а религией, исповедуемой в ее стенах, является тейлоризм. Google, по словам ее исполнительного директора Эрика Шмидта, — это «компания, основанная на науке об измерениях», и она стремится «систематизировать все», что делает.Опираясь на терабайты поведенческих данных, которые он собирает через свою поисковую систему и другие сайты, он проводит тысячи экспериментов в день, согласно Harvard Business Review , и использует результаты для усовершенствования алгоритмов, которые все больше контролируют то, как люди находят информацию и извлекать из нее смысл. То, что Тейлор сделал для работы рук, Google делает для работы ума.

Компания заявила, что ее миссия состоит в том, чтобы «организовать мировую информацию и сделать ее общедоступной и полезной.Компания стремится разработать «идеальную поисковую систему», которую она определяет как нечто, что «точно понимает, что вы имеете в виду, и возвращает вам именно то, что вы хотите». С точки зрения Google, информация — это своего рода товар, утилитарный ресурс, который можно добывать и обрабатывать с промышленной эффективностью. Чем больше фрагментов информации мы можем «получить» и чем быстрее мы сможем извлечь их суть, тем более продуктивными мы станем как мыслители.

Где это заканчивается? Сергей Брин и Ларри Пейдж, одаренные молодые люди, основавшие Google во время получения докторских степеней компьютерных наук в Стэнфорде, часто говорят о своем желании превратить свою поисковую систему в искусственный интеллект, HAL-подобную машину, которая могла бы быть напрямую подключена к нашему компьютеру. мозги.«Совершенная поисковая система — это что-то такое же умное, как люди, или еще умнее», — сказал Пейдж в своей речи несколько лет назад. «Для нас работа над поиском — это способ работы над искусственным интеллектом». В 2004 году в интервью Newsweek Брин сказал: «Конечно, если бы у вас была вся мировая информация, напрямую связанная с вашим мозгом или с искусственным мозгом, который был бы умнее вашего мозга, вам было бы лучше». В прошлом году Пейдж заявил на собрании ученых, что Google «действительно пытается создать искусственный интеллект и сделать это в больших масштабах.”

Такие амбиции естественны, даже достойны восхищения, для пары математических гениев с огромным количеством наличных в их распоряжении и небольшой армией ученых-компьютерщиков в их штате. По словам Эрика Шмидта, это фундаментально научное предприятие, которое мотивировано желанием использовать технологии, по словам Эрика Шмидта, «для решения проблем, которые никогда раньше не решались», а искусственный интеллект — самая сложная проблема. Почему бы Брин и Пейдж не захотеть взломать его?

Тем не менее, их простое предположение о том, что всем нам «было бы лучше», если бы наш мозг был дополнен или даже заменен искусственным интеллектом, вызывает тревогу.Это предполагает веру в то, что интеллект является результатом механического процесса, серии дискретных шагов, которые можно изолировать, измерить и оптимизировать. В мире Google, в который мы попадаем, выходя в интернет, мало места для нечеткости созерцания. Двусмысленность — это не открытие для понимания, а ошибка, которую нужно исправить. Человеческий мозг — это всего лишь устаревший компьютер, которому нужен более быстрый процессор и жесткий диск большего объема.

Идея о том, что наш разум должен работать как высокоскоростная машина для обработки данных, не только встроена в работу Интернета, но и является господствующей бизнес-моделью сети.Чем быстрее мы просматриваем Интернет — чем больше ссылок мы нажимаем и страниц просматриваем — тем больше возможностей у Google и других компаний для сбора информации о нас и предоставления нам рекламы. Большинство владельцев коммерческого Интернета финансово заинтересованы в сборе крох данных, которые мы оставляем после себя, когда переходим от ссылки к ссылке — чем больше крох, тем лучше. Последнее, чего хотят эти компании, — поощрять неторопливое чтение или медленное сосредоточенное мышление. В их экономических интересах сводить нас с ума.

Может, я просто беспокойный. Точно так же, как существует тенденция прославлять технический прогресс, существует контртенденция ожидать худшего от каждого нового инструмента или машины. В « Федре » Платона Сократ оплакивал развитие письменности. Он опасался, что, поскольку люди стали полагаться на письменное слово как на замену знаний, которые они привыкли носить в своей голове, они, по словам одного из персонажей диалога, «перестанут упражнять свою память и станут забывчивыми.А поскольку они могли бы «получать некоторое количество информации без надлежащего обучения», их «считали бы очень знающими, хотя по большей части они совершенно невежественны». Они будут «наполнены тщеславием мудрости вместо истинной мудрости». Сократ не ошибался — новые технологии часто приводили к тем последствиям, которых он опасался, — но он был недальновиден. Он не мог предвидеть множество способов, которыми письмо и чтение будут служить для распространения информации, стимулирования свежих идей и расширения человеческих знаний (если не мудрости).

Появление печатного станка Гутенберга в 15 веке вызвало еще один приступ зубного скрежета. Итальянский гуманист Иеронимо Скуарчафико опасался, что доступность книг приведет к интеллектуальной лени, сделает людей «менее прилежными» и ослабит их ум. Другие утверждали, что дешево напечатанные книги и листовки подорвут религиозный авторитет, унизят работу ученых и писцов и сеют мятеж и разврат. Как отмечает профессор Нью-Йоркского университета Клэй Ширки, «большинство аргументов, выдвинутых против печатного станка, были правильными, даже пророческими.Но, опять же, предсказатели рока не могли представить себе несметное число благ, которые принесет печатное слово.

Итак, да, вы должны скептически относиться к моему скептицизму. Возможно, те, кто отвергает критиков Интернета как луддитов или ностальгистов, окажутся правы, и из наших гиперактивных, наполненных данными умов начнется золотой век интеллектуальных открытий и универсальной мудрости. Опять же, Сеть — это не алфавит, и хотя она может заменить печатный станок, она производит нечто совершенно иное.Тот вид глубокого чтения, которому способствует последовательность печатных страниц, ценен не только знаниями, которые мы получаем из слов автора, но и интеллектуальными вибрациями, которые эти слова вызывают в нашем сознании. В тихих пространствах, открытых длительным, неотвлекаемым чтением книги или любым другим актом созерцания, если на то пошло, мы создаем свои собственные ассоциации, делаем свои собственные выводы и аналогии, взращиваем свои собственные идеи. Глубокое чтение, как утверждает Мэриэнн Вульф, неотличимо от глубокого мышления.

Если мы потеряем эти тихие места или наполним их «содержанием», мы пожертвуем чем-то важным не только в себе, но и в нашей культуре. В недавнем эссе драматург Ричард Форман красноречиво описал, что поставлено на карту:

Я происхожу из традиции западной культуры, в которой идеалом (моим идеалом) была сложная, плотная и «кафедральная» структура высокообразованного и ярко выраженная личность — мужчина или женщина, которые несли в себе лично сконструированную и уникальную версию всего наследия Запада.[Но теперь] я вижу во всех нас (включая себя) замену сложной внутренней плотности новым типом самости, развивающейся под давлением информационной перегрузки и технологии «мгновенно доступного».

По мере того, как мы истощаемся из нашего «внутреннего репертуара плотного культурного наследия», заключает Форман, мы рискуем превратиться в «людей-блинчиков» — широко и тонко разбросанных по мере того, как мы соединяемся с этой обширной сетью информации, доступ к которой осуществляется простым прикосновением кнопка.»

Меня преследует эта сцена в 2001 .Что делает его таким острым и таким странным, так это эмоциональная реакция компьютера на разборку его разума: его отчаяние, когда одна схема за другой отключается, его детская мольба астронавту: «Я чувствую это. Я чувствую это. Я боюсь» — и его окончательное возвращение к тому, что можно назвать только состоянием невинности. Излияние чувств HAL контрастирует с бесчувственностью, которая характеризует человеческие фигуры в фильме, которые занимаются своими делами с почти роботизированной эффективностью. Их мысли и действия кажутся написанными по сценарию, как будто они следуют шагам алгоритма.В мире 2001 люди стали настолько машиноподобными, что самый человеческий персонаж оказывается машиной. В этом суть мрачного пророчества Кубрика: когда мы начинаем полагаться на компьютеры в качестве посредника в нашем понимании мира, наш собственный интеллект превращается в искусственный интеллект.


Когда вы покупаете книгу по ссылке на этой странице, мы получаем комиссию. Спасибо за поддержку The Atlantic .

Почему у меня такое медленное интернет-соединение?

Независимо от того, насколько быстрое у вас подключение к Интернету, бывают моменты, когда скорость работы снижается до минимума.Эта статья поможет вам разобраться, какие вещи могут пойти не так, узнать, что вы можете с этим сделать, и узнать, как получить максимальную отдачу от вашего интернет-соединения.

Windows предоставляет встроенное средство устранения неполадок, которое может автоматически находить и устранять некоторые распространенные проблемы с подключением.

Откройте средство устранения неполадок с подключением к Интернету, нажав кнопку Пуск , а затем Панель управления . В поле поиска введите средство устранения неполадок и нажмите Устранение неполадок .В разделе Сеть и Интернет нажмите Подключиться к Интернету .

Тип подключения имеет значение

Тип используемого вами интернет-соединения является наиболее важным фактором, определяющим скорость вашего соединения. Три наиболее распространенных способа подключения к Интернету из дома — коммутируемое соединение, DSL и кабель. Если у вас есть выбор, кабельное соединение обычно является самым быстрым, но и DSL, и кабельное соединение быстрее коммутируемого соединения.

Многие интернет-провайдеры также предлагают оптоволоконную услугу (FiOS), которая подключается к Интернету с помощью света по оптической сети. Дома вы по-прежнему подключаете компьютер через медную проводку. Преимущество FiOS заключается в том, что он может обеспечить более высокие скорости, чем традиционные медные проводные соединения, такие как DSL или кабель. Некоторые интернет-провайдеры предлагают несколько вариантов, в зависимости от региона, в котором вы находитесь. В более населенных районах, скорее всего, будет доступна FiOS. Для получения дополнительной информации обратитесь в свою телефонную компанию или к интернет-провайдеру.

Если вы используете коммутируемое соединение, есть несколько хороших способов оптимизировать скорость Интернета. Во-первых, используйте самый быстрый модем, какой только сможете. Самый быстрый модем, который вы можете использовать, будет отправлять и получать информацию со скоростью 56 килобит в секунду (Кбит/с). В большинстве случаев вы не получите полную скорость 56 Кбит/с, но с хорошей телефонной линией вы должны приблизиться к скорости не менее 45-50 Кбит/с.

Во-вторых, убедитесь, что ваша телефонная линия в хорошем состоянии. Если телефонная проводка в вашем доме или офисе устарела или пришла в негодность, возможно, вы улавливаете паразитные сигналы или помехи от других телефонных линий.Эти проблемы замедлят ваше подключение к Интернету, потому что модему придется отправлять одну и ту же информацию снова и снова, пока она не будет передаваться без перерыва. Проверьте свои телефонные провода, чтобы убедиться, что они не повреждены, не изношены и не перекручены вокруг силовых или других телефонных кабелей. Если вы заметили треск в своих телефонах, вы можете обратиться к своему оператору связи, чтобы он проверил линии внутри и снаружи вашего дома, чтобы убедиться, что они в хорошем состоянии.

Советы для пользователей беспроводной сети

Когда вы подключаетесь к беспроводной сети (Wi-Fi), скорость вашего интернет-соединения может зависеть как от того, где находится ваш компьютер, так и от того, находятся ли другие беспроводные устройства в той же области.Беспроводные сети работают на частотах, аналогичных частотам, используемым другими устройствами, такими как микроволновые печи или беспроводные телефоны. Использование беспроводного телефона с частотой 2,4 ГГц рядом с беспроводным ноутбуком с частотой 2,4 ГГц может вызвать помехи или полностью заблокировать беспроводное сетевое соединение. Если вы хотите совершать телефонные звонки во время работы в Интернете, используйте проводной или беспроводной телефон, который работает на частоте, отличной от частоты вашей беспроводной сети.

Близость к беспроводной точке доступа или маршрутизатору, а также физические препятствия могут повлиять на качество вашего интернет-соединения.Чтобы повысить скорость соединения, подойдите ближе к точке доступа и убедитесь, что между точкой доступа и вашим компьютером нет физических препятствий.

Компьютерные беды: шпионское ПО, вирусы и другие программы

Состояние вашего компьютера может повлиять на подключение к Интернету. Шпионские программы и вирусы, безусловно, могут вызывать проблемы, но на скорость подключения к Интернету также могут влиять дополнительные программы, объем памяти компьютера, место на жестком диске и его состояние, а также запущенные программы.

Двумя наиболее частыми причинами низкой производительности Интернета являются шпионские программы и вирусы. Шпионское ПО может замедлить работу вашей системы, мешая работе вашего браузера и монополизируя ваше подключение к Интернету. Шпионское ПО отслеживает ваше использование Интернета и нажатия клавиш, что увеличивает задержки. Проблема усугубляется, когда одновременно запущено несколько программ-шпионов. Если проблема достаточно серьезная, вы можете полностью потерять подключение. Чтобы восстановить производительность Интернета, вам следует регулярно запускать антишпионскую программу для очистки от любого заражения шпионским ПО.

Компьютерные вирусы также могут снижать производительность Интернета. Когда вирус заражает компьютер, он устанавливает компьютерный код, который пытается распространяться, обычно путем отправки своих копий по электронной почте. Некоторые вирусы могут размножаться со скоростью сотен сообщений электронной почты в минуту, что оставляет мало вычислительной мощности и пропускной способности интернет-соединения для чего-либо еще. Вирусы часто не дают очевидных признаков того, что они запущены, поэтому лучше всегда запускать антивирусное программное обеспечение.

Надстройки браузера также вызывают проблемы с производительностью. Надстройки браузера — это программы, такие как мультимедийные надстройки, панели поиска или другие программы, которые обычно отображаются на панели инструментов вашего браузера. Многие надстройки браузера могут расширить возможности просмотра, предлагая просмотр мультимедиа или специализированных документов. Однако некоторые надстройки могут замедлить ваше интернет-соединение. Если вы подозреваете, что надстройки снижают производительность, попробуйте запустить Internet Explorer в режиме отключения надстроек.Надстройки отключаются только на время сеанса, но если вы обнаружите, что ваша производительность улучшилась, вы можете использовать диспетчер надстроек, чтобы отключить их навсегда. Чтобы получить доступ к диспетчеру надстроек из Internet Explorer, нажмите кнопку  Инструменты  , а затем нажмите  Управление надстройками .

Как и все компьютерные программы, Internet Explorer требует определенной вычислительной мощности, памяти и дискового пространства для эффективной работы. Каждая веб-страница, которую вы просматриваете, сначала загружается в память, а затем сохраняется во временных файлах на диске.Запуск другой программы, использующей много памяти и вычислительной мощности, может конкурировать с Internet Explorer и вызывать задержки. Если вы обнаружите, что ваше интернет-соединение работает медленно и у вас запущены другие программы, попробуйте закрыть их. Если вы хотите запускать несколько программ, рассмотрите возможность увеличения памяти на вашем компьютере. Недостаток места на диске также может вызвать проблемы с производительностью. Вы можете увеличить место на диске, удалив временные файлы Internet Explorer.

Иногда в Internet Explorer изменяются настройки, которые могут повлиять на работу Internet Explorer.Вы можете сбросить настройки Internet Explorer до значений по умолчанию. Сброс настроек Internet Explorer необратим, поэтому перед сбросом следует прочитать список затронутых настроек.

Внешние факторы, влияющие на скорость соединения

К сожалению, есть события и условия, которые вы не можете контролировать. Даже при быстром соединении внешние факторы, такие как загруженность веб-сайтов или распространение компьютерных вирусов, могут замедлить работу всей сети.Популярные веб-сайты могут быть перегружены пользователями. Например, когда в телевизионной рекламе упоминается веб-сайт, многие люди могут попытаться посетить его одновременно. Если веб-сайт не готов обрабатывать трафик, вы можете столкнуться с задержками.

Во время сильных эпидемий компьютерных вирусов Интернет может работать медленнее. Многие вирусы распространяются, заставляя компьютеры рассылать сотни или тысячи копий вируса. Это может замедлить работу Интернета из-за большого объема.Вы можете узнать, какие крупные эпидемии происходят в настоящее время, посетив веб-сайт поставщика вашего антивируса или веб-сайт Security at Home .

Локальная перегрузка Интернета также может привести к более низкой скорости соединения, чем обычно. Эти замедления происходят, когда многие люди пытаются одновременно подключиться к Интернету, и они чаще всего возникают в периоды пиковой активности, например, после уроков, когда учащиеся возвращаются домой и подключаются к Интернету.

Если вы находитесь в корпоративной сети, общее использование сети и прокси-сервера может повлиять на вашу работу в Интернете.Большинство сетевых администраторов следят за использованием Интернета и стараются не допустить, чтобы люди делали такие вещи, как загрузка больших файлов в часы пик. Если вы обнаружите, что ваш доступ в Интернет временами замедляется, вы можете обсудить это со своим сетевым администратором.

Google Fiber | Гигабитный оптоволоконный Интернет

Google Fiber | Гигабитный оптоволоконный Интернет

Чтобы начать, проверьте свой адрес.

close

Никаких ограничений на передачу данных, никаких замедлений и вся необходимая пропускная способность.

Беспроблемный доступ в Интернет с превосходным обслуживанием клиентов (на всякий случай).

Высокая скорость загрузки. Плавные видеозвонки для всех семейных встреч.

Никакой платы за оборудование, никаких мертвых зон, только Wi-Fi, работающий в каждой комнате. (Да, даже этот.)

Никаких ограничений на передачу данных, никаких замедлений и вся необходимая пропускная способность.

Узнайте, доступен ли Google Fiber для вашего дома.

Создан, чтобы отличаться от других

Ваш Интернет — от компании, которая считает, что каждый заслуживает быстрого, надежного и недорогого Интернета.

Ваш интернет. Для

все.

Ваш умный дверной звонок, умный холодильник и система безопасности настолько же умны, как и ваш Интернет.

Выиграйте больше с меньшими задержками, когда вы играете с гигабитным интернетом.

Когда вы смотрите телевизор через Интернет, вы можете смотреть практически все.

Ваш офис может быть вашим диваном, но это не значит, что вы работаете меньше.

Преподавайте и учитесь виртуально без конфликтов и перерывов, связанных с Интернетом.

На основе анализа данных Speedtest Intelligence®, проведенного Ookla®, о средних скоростях в городах с сервисом Google Fiber за 3 квартал 2021 года. 2021. 2

«Google Fiber — золотой стандарт среди интернет-провайдеров». — PCMag, награда «Выбор читателей» 2021 года

Wi-Fi, покрывающий весь ваш дом.

Получите полное покрытие Wi-Fi с помощью Google Wifi. Без платы за оборудование. Просто стабильное и надежное соединение для вас и всех ваших устройств.

Оставайтесь с нами на связи.

  • скрытые платежи.
  • плата за установку.
  • дросселирование.
  • годовых контракта.
  • плата за оборудование.
  • замки.
  • крышки данных.

Здесь вы


можете нас найти.

Atlanta, GA

Austin, TX

Шарлотта, NC

Des Moines, IA в ближайшее время

Huntsville, AL

Kansas City, KS/MO

Nashville, TN

CANDER COUNTION, CA

Provo Provo Provo Provo Provo Provo Provo Provo Provo Provo Provo Provo Provo Provo Provo Provo Provo Provo. , UT

Солт-Лейк-Сити, Юта

Сан-Антонио, Техас

Треугольник, NC

West Des Moines, IA

Google Fiber WebPass города

  • Google Fiber City
  • Google Fiber WebPass Город

Как Россияне имеют дело с темным интернетом

В начале марта российский интернет стал казаться городом-призраком.TikTok перестал публиковать новые посты. СМИ вытащили своих корреспондентов. YouTube запретил своим создателям зарабатывать деньги на своих видео. Цифровая тишина является конечным результатом серии костяшек домино, опрокинутых после вторжения в Украину, включая новое российское законодательство, криминализирующее распространение так называемых «фейковых новостей» внутри страны.

В ответ россияне говорят, что им пришлось решить, как обезопасить себя, сохраняя при этом связь и, по возможности, выражая свое несогласие.Одна женщина в Санкт-Петербурге была всего подростком в 2011 году, когда увидела восстание антикоррупционных протестующих против Путина, но сама не предприняла никаких действий. Однако теперь, когда ей за 30, когда российские войска вторглись и бомбили Украину, она решила, что с нее хватит. «Я не знаю, как кто-то может это выдержать», — говорит она.

Подробнее: Почему Россия не предприняла крупных кибератак после вторжения в Украину

Решить, как высказать это несогласие, — непростая задача.Она, как и многие другие россияне, рассказавшие TIME о своих попытках избежать государственной цензуры, говорила при условии, что они останутся анонимными, потому что опасаются нарушения закона о фейковых новостях. Она говорит, что ее друзья, которые чувствуют, что не могут молчать, пытаются найти способ высказаться, несмотря на цензуру. Они начали находить произведения искусства и фотографии, которые они размещают в своих лентах в цветах украинского флага, но они не слишком кричащие — достаточно, чтобы дать им правдоподобное отрицание, если вызовет полиция.«Сейчас, — говорит она, — мы напуганы».

Ее собственные профили в социальных сетях остаются закрытыми. Офлайн-инакомыслие уже было для нее достаточно опасным — ее арестовали в начале этого месяца (вместе с более чем 13 000 других) и отвезли на автобусе в полицейский участок, где держали в тесной камере.

Меньше терпимости, больше страха

Репрессии — онлайн и офлайн — показывают растущую нетерпимость России к политическому инакомыслию, поскольку она ведет войну, которая подвергла ее остракизму со стороны международного сообщества.Закон о «фейковых новостях» в России наказывается 15 годами тюрьмы или штрафом в размере 1,5 миллиона рублей (в настоящее время 11 500 долларов США, поскольку рубль продолжает свое свободное падение).

Новый закон, изначально предложенный союзником президента России Владимиром Путиным, является эскалацией предыдущих правил. «То, что мы видим сейчас, не является радикально новыми законами», — говорит Евгений Головченко, исследователь российских СМИ и дезинформации в Копенгагенском центре социальных данных при Копенгагенском университете в Дании.— Но это более строгая версия.

Хотя новые наказания ясны, правоприменение — нет. «На самом деле мы не знаем, как [закон] будет работать и кто будет привлечен к ответственности за его нарушение», — говорит женщина из Санкт-Петербурга. «Я, как я понимаю, не могу высказывать свое мнение о происходящем, если оно не совпадает с официальным мнением правительства».

Крупные технологические платформы, такие как TikTok, прекратили работу в стране из-за нового закона, в то время как другие, такие как Instagram, добавили ярлыки к российскому контенту, спонсируемому государством, и начали снижать его распространение в приложении.Центр цифровой журналистики Tow отследил полный список платформ, адаптированных к новым российским нормам.

Подробнее: Как Россия активизирует свою кампанию по контролю над Интернетом

Это касается российских влиятельных лиц, зарабатывающих на жизнь на платформе. Перед вторжением инфлюенсер Ники Прошин размещал в TikTok видеоролики, демонстрирующие его повседневную жизнь: такие вещи, как его ежедневный режим питания и путеводитель по московскому метро.Казалось бы, обыденные темы, но он видит в них попытку преодолеть разрыв между Россией и Западом. Однако теперь он начал удалять любые видео, которые потенциально могли попасть в сети Путина. Ранее Прошин публиковал видео с протестов в Санкт-Петербурге, в которых, по его словам, он не принимал участия, а беспристрастно задокументировал их. «Я просто снял их, потому что понятия не имею, как [российские власти] могут перевести слова, которые я использовал», — говорит он.

Запугать население и заставить его подчиниться — цель Путина, говорит Илья Яблоков, преподаватель журналистики и цифровых медиа Шеффилдского университета, специализирующийся на российских СМИ и их распространении дезинформации.Яблоков отмечает, что до принятия закона ряд российских знаменитостей, выступавших против вторжения, внезапно обнаружили, что их телешоу исчезли из списков государственных каналов. «Он посылает определенный сигнал», — говорит он. «Если вы пойдете против нас, мы убьем вашу карьеру и убьем все».

Опасения распространились и на граждан России, проживающих за пределами страны, которые могут бояться вовлечь своих близких на родине, если они выскажутся несогласными.«Все, кого я знаю, верят в одно и то же: что это неправильно», — говорит 20-летняя россиянка украинского происхождения. Она живет в Великобритании, но ее семья и друзья все еще в России. «Очень сложно говорить об этом публично, если ты все еще в России или у тебя там есть связи».

Она говорит, что недавно небольшая группа друзей в России собралась, чтобы установить программное обеспечение, которое поможет им получить доступ к затемненным сайтам через виртуальную частную сеть или VPN. Все они выступали против вторжения, и она говорит, что собрание также было оффлайн-способом поговорить о беспрецедентном подавлении их свободы слова.«В основном они просто напивались и очень грустили», — говорит она.

Обходные пути

Сбор для установки программного обеспечения VPN может быть самым горячим билетом в России прямо сейчас. В целом, согласно одному анализу, интерес к VPN вырос почти на 1000 процентов. Однако использование VPN по-прежнему потенциально рискованно.

«Некоторые VPN созданы более равными, чем другие», — говорит Алан Вудворд, профессор кибербезопасности в Университете Суррея.Если сервер находится в России, «это не помешает им выследить вас, если они смогут взглянуть на этот сервер. Другие с серверами за границей могут быть известны службам безопасности, и, следовательно, ваше подключение — это беспроигрышный вариант», — говорит он. Есть опасения, что некоторые виртуальные частные сети могут иметь черный ход для российских властей, в то время как у России могут быть продвинутые способы изучения того, как интернет-трафик проходит через виртуальную частную сеть, что может подвергнуть пользователей риску.

Тем не менее, некоторые сайты и приложения работают как обычно и стали своего рода местом сбора.Один из таких — Clubhouse, где переходящий чат на украинском, русском и английском языках приближается к двум неделям непрерывного вещания. Комната сообщает последние новости о вторжении, обсуждает последствия для мира и действует как скрытое от радаров место, где русские, выступающие против войны, говорят с остальным миром о своем отвращении.

Многие также обратились в Telegram, где процветают российские диссиденты и противники Владимира Путина. Русскоязычные группы Telegram, обсуждающие Украину, набрали 2.7 миллионов подписчиков с 24 февраля, согласно анализу, проведенному компанией по прослушиванию социальных сетей Logally. Там большая часть разговоров идет не о международных санкциях или экономических последствиях, а о том, как запустить VPN.

7 марта генеральный директор Telegram Павел Дуров заверил пользователей, что не будет подчиняться требованиям российского правительства о нарушении конфиденциальности пользователей путем передачи их личных данных.

Leave a Reply