Дэвид армстронг сторителлинг: HR-Академия | Сторителлинг — эффективный вариант неформального обучения

Содержание

HR-Академия | Сторителлинг — эффективный вариант неформального обучения

Иногда байка или анекдот, с намёком рассказанный коллегами во время обеденного перерыва, могут помочь новому сотруднику в разрешении текущей проблемы больше, чем двухчасовое чтение свода корпоративных правил. Именно этот принцип положен в основу сторителлинга – рассказывания историй как неформального метода обучения персонала.

Сторителлинг, или рассказывания историй, был изобретён и успешно опробован на личном опыте Дэвидом Армстронгом, главой международной компании Armstrong International. Свою концепцию Армстронг изложил в книге «MBSA: Managing by Storying Around».

CEO Armstrong International называет себя Chief Storytelling Officer – «главный по рассказам». Армстронг отобрал самые яркие истории во внутреннее «Руководство по работе», которое, кстати, является единственным в компании. Сборник состоит из рассказов о важных поступках сотрудников и серьезных событиях в жизни компании, расположенных в хронологическом порядке.

Разрабатывая свой метод, Дэвид Армстронг учел известный психологический фактор: истории более выразительны, увлекательны, интересны и легче ассоциируются с личным опытом, чем правила или директивы. Они лучше запоминаются, им придают больше значения и их влияние на поведение людей сильнее.

«Подробные рассказы о прошлых действиях руководства, взаимодействии сотрудников или о каких-то событиях, которые обычно передаются в организации неофициально», — так звучит классическое определение сторителлинга.

Идею управления сотрудниками при помощи историй взял на вооружение и профессор Бирмингемского университета Кевин Томпсон при разработке концепции Engagement (вовлечения), где рассказывание историй является одним из факторов воодушевления персонала.

Cторителлинг – это трансляция историй. «Под историей мы понимаем любое сюжетно связанное повествование, которое является выражением какого-либо принципа или ценности компании. История – это носитель и передатчик корпоративных знаний», — говорит Марк Кукушкин, старший партнер компании «Тренинг-Бутик», коллекционер и рассказчик историй..

Марк предлагает следующую типологию сюжетов корпоративного сторителлинга:
 

Описание как лучших, так и неудачных примеров работы (так называемых best/worst practice)

 
Разумеется, критические навыки, включая глубокое знание предметной области, передать с помощью сторителлинга довольно трудно. Вряд ли на корпоративной вечеринке технический специалист может изучить несколько новых языков программирования. Для усвоения таких конкретных форм знания люди полагаются на формальное образование, наставничество, программы самообучения. Но неявные знания, которые сопровождают любой вид профессиональной деятельности и не фиксируются ни в одном мануале или информационной базе компании, лучше всего передаются неформальным путём.

Методика осуществления самых удачных проектов компании – ценный материал, который не должен исчезать бесследно. «Особенно важны такие обработанные кейсы в областях работы с клиентами и управления проектами», — подчёркивает Марк Кукушкин. Некоторые российские компании (IBS, РОСНО) уже практикуют сбор и хранение информации о главных достижениях своих менеджеров.

Стоит отметить, что для управления знаниями истории неудач не менее важны, а порой имеют и большую ценность, чем истории успеха. Например, рассказ одного из топ-менеджеров о своём первом неудачном опыте продаж может существенно снизить стресс у новых сотрудников, которым поручено ведение большого проекта, и поднять командный дух в компании («шеф не небожитель, а такой же человек, как и мы»).

Истории, которые продвигают корпоративные ценности и принципы внутри компании.

 
Корпоративные ценности, записанные одним человеком на заре создания компании, или безликий набор стандартов, скопированный с западных образцов, вряд ли будут приняты сотрудниками.

Когда событие хорошо запоминается, возникает сильное желание поверить в его правдивость. Например, вероятность погибнуть, столкнувшись в лесу с лосем, гораздо выше вероятности смерти в лапах медведя. Поскольку очень мало кто знает о том, как людей затаптывали лоси, но при этом большинство из нас слышали ужасные рассказы о нападении медведей, нетрудно представить и преувеличить вероятность такого события.

Поэтому если аспекты корпоративной культуры сделать ярче, например, преподнести их в виде историй, то они запомнятся лучше, будут переработаны, и их будут считать более реальными, чем те, что поддерживаются только приблизительными или абстрактными данными.

Например, в коллекции Дэвида Армстронга есть сотни историй об исключительных поступках рядовых служащих. Его любимые –про девушку, которая в три часа ночи прошла ради клиента лишнюю милю, и о пожилом работнике бухгалтерии, разобравшемся в запутанной ситуации и сохранившем для фирмы ключевого клиента. Подобные рассказы позволяют сотрудникам понять, что ожидает от них руководство и какое поведение принято считать эталоном.

Истории-персоналии

 
К этому виду историй относятся рассказы о построении карьеры каким-либо сотрудником, всевозможные мифы об отцах-основателях компании и пр. В любой западной организации есть легенда о том, как однажды занявший должность курьера сообразительный малый стал главным акционером или, на худой конец, руководителем департамента.

В заводской советской культуре подобные сюжеты о человеке, начинавшем «с низов», также были распространены и очень ценились в качестве воодушевляющих побуждающих к действию.

Инструменты сторителлинга

Официальной должности «главного по рассказыванию историй» в российских компаниях не существует. Как показывает практика, если топ-менеджмент решает управлять знаниями своего персонала с помощью сторителлинга, ответственным за этот процесс назначается либо менеджер по работе с кадрами, либо специалист по внутреннему PR.

«В компании одновременно циркулирует большое количество самых разных историй. То, что отсеивается и выносится на поверхность HR-менеджером, и становится ключевыми историями компании. Поэтому так важно уметь анализировать слой историй, упорядочивать и продвигать дальше», — отмечает Марк Кукушкин.

Какие существуют пути для упорядочивания и продвижения «золотого фонда» историй компании?
Корпоративные конкурсы историй на праздниках или отдельный конкурс на лучшую историю, рассказанную сотрудником.

Голые факты часто скучны и малопригодны в качестве убедительной истории. В этом случае на помощь приходит приём прямого пересказа, который называется «обогащением» и включает в себя сознательное нагнетание напряжённости, подробное описание героев, акцент на нужном контексте и чёткое выведение морали.

Обогащение рассказов – anecdote enhancement – это превращение эпизода из жизни организации в историю в результате обработки сюжетной линии, описания действующих лиц и пр.

Тренинги

Сторителлинг активно используется на тренингах по командообразованию или антикризисному менеджменту. «Самый популярный его вариант – поочерёдные «воспоминания» сотрудников о том, как и когда они пришли в компанию», — говорит Ирина Попова, генеральный директор «Action Space Training Group». Такие рассказы главного бухгалтера, проработавшего в фирме 10 лет, и студента-вечерника, пришедшего на стажировку в отдел маркетинга, гармонично дополняют друг друга и напоминают всем работникам о «корнях».

В курсе общего менеджмента истории компании могут превращаться в бизнес-кейсы или ролевые игры. Как отмечает Ирина, используемый при этом метод метафоры позволяет участникам свободно выражать собственную позицию: представляя свою компанию в виде живого организма, многодетной семьи или попавшего в аварийную ситуацию самолёта, группа может работать с историями, не опасаясь столкновения с так называемым личным подтекстом.

Подобные тренинговые методики предотвращают «застревание» коллектива внутри своих историй и обращают внимание сотрудников на другие точки зрения.

Play-back театр

Чем убедительнее и эффектнее рассказанная история – тем быстрее будет «считано» и распространится знание, в ней скрытое. Поэтому совсем неудивительно, что такое новшество, как участие в корпоративном мероприятии ирландского сказителя или группы актёров, играющих средневековые «пьесы с моралью», может оказать заметное влияние на аудиторию, которая устала от типовых корпоративных видеофильмов и сухих сообщений начальства.

Информация гораздо лучше запоминается и перерабатывается, если она кодируется яркими визуальными образами. «Play-back театр – инструмент в России совсем новый, заключающий в себе много спонтанности и возможность оценить ситуацию/историю со стороны, – рассказывает Ирина. — Например, нашим клиентам мы предлагаем такую возможность: пока один из сотрудников компании рассказывает историю, группа актёров синхронно проигрывает её на глазах у участников тренинга. После «спектакля» мы можем предложить сотрудникам поменять одну сюжетную линию или поведение одного действующего лица в их собственной пьесе и сразу же «переиграть» историю».

Такой вариант активного сторителлинга позволяет собрать фрагменты индивидуального видения (личный вариант истории) в целостную мозаику (историю, вписанную в общий контекст).
Также к инструментам хранения и трансляции историй относятся:

  • Корпоративная книга историй, которую могут использовать менеджеры высшего и среднего звена в своей работе. Такое «увековечивание в контексте» становится всё более популярным в России.
  • Внутренний сайт, свободно пополняемый историями сотрудников. Нужно отметить, что для редактирования и дальнейшей работы с ними понадобится модератор.
  • Корпоративная газета – один из наиболее доступных способов продвижения корпоративных историй в массы.
  • Антиистории


Менеджеры, которые занимаются потоками знаний, обычно не вмешиваются в кажущиеся несущественными мифы и слухи. Но, как отмечает Марк Кукушкин, эти истории являются мощными носителями неявных знаний. Зачастую большая часть историй, рассказываемых в организациях в неофициальной обстановке, имеет негативный характер. Поэтому менеджерам, интересующимся, как накапливается знание в организации, нельзя игнорировать эти факторы.

Как и наставничество, сторителлинг — это деятельность, на которую можно оказывать влияние, но нельзя манипулировать ею напрямую. Один из возможных видов поведения руководителей — это создание историй для выделения стратегических моментов в жизни организации.

Многолетняя практика сбора историй, рассказываемых «в курилке» после какого-нибудь официального сообщения, показывает, что практически повсеместно появляются антиистории: циничная и естественная реакция на официальную «добродетельную» версию, которая не отражает реального опыта аудитории.

Однако искусственно созданные истории всегда будут менее эффективны, чем подлинные. Сотрудники нередко относятся к руководству с подозрением. Стоит только произойти утечке информации о «придуманном сценарии», как этот факт станет основой для истории («Конечно, начальник — тоже человек и тоже лжет»). По мнению аналитиков, если ценности и нормы организации действительно соблюдаются, истории должны рассказывать о поведении, которое поддерживает такие взгляды. Если же в организации существуют истории только об обратном, то это тревожный сигнал для руководства.

Более того, как отмечают исследователи, на каждую позитивную историю о «человечности начальника» найдется по крайней мере одна, изображающая начальника придурком. Исследование Нойхаузера, охватывающее 100 человек в различных организациях, показало, что 90% из них рассказывают о своих компаниях негативные истории.

Многолетняя практика сбора историй, рассказываемых «в курилке» после какого-нибудь официального сообщения, показывает, что практически повсеместно появляются антиистории: циничная и естественная реакция на официальную «добродетельную» версию, которая не отражает реального опыта аудитории.

Противостоять влиянию антиисторий можно с помощью историй-антивирусов. Это особая форма работы со сторителлингом и её нужно использовать очень осторожно, но в случае профессионального обращения, этот инструмент может стать залогом успешного управления знаниями в компании.

Существуют несколько видов историй-вирусов:

  • сократический диалог, цель которого в том, чтобы задать такой вопрос, который нейтрализует антиисторию
  • доведение до абсурда (выбор слабой стороны антиистории и «раздувание» её до размеров фарса)
  • метафора (этот старый способ применяют популярные ораторы в случае, если их перебивают: например, они ассоциируют критику с какой-нибудь несуразицей)
    преувеличение (изменение ключевого аспекта истории с целью заставить слушателей добродушно рассмеяться).

«Создайте из негативной истории «шутку для своих», внутренний анекдот, неясный остальному миру. Вынос ситуации на открытое обсуждение или мягкая ирония над ней нейтрализуют возможность дальнейшего распространения слухов», — советует Марк Кукушкин.

Сторителлинг – это одновременно и наука, и искусство. Он сочетает в себе и психологические, и управленческие аспекты. Настоящий сказитель, как и наставник, посвящает учению много времени и сил – ведь только в этом случае сторителлинг становится эффективным методом неформального обучения.

Источник: e-xecutive.ru

как начинался сторителлинг в организациях: storytelling_ru — LiveJournal

В 90_х годах Дэвид Армстронг (глава компании Armstrong International) пытался найти способ привить корпоративные ценности сотрудникам. Донести свои ценности до другого человека — задача проблематичная, в любой сфере. Можно пойти стандартным путём: составить инструкции и руководства.

Но если в инструкции написано «ценить клиентов», то большинство сотрудников пропустят это мимо ушей. Потому что так написано в любой инструкции. Это общая, пустая фраза. И что такое «ценить»? Сделать больше, чем написано в договоре обслуживания, или звонить 3 раза в неделю и напоминать: «Вы нам очень дороги»?

На семинаре Томаса Питерса, специалиста в области управленческого консультирования, Дэвид услышал популярную в то время формулировку, которая плохо переводится на русский: «МВWA, или управлять, гуляя по округе». Эта идея надолго поселилась в голове Армстронга, а затем перевоплотилась в собственную: «МВSА, или управлять, собирая истории по округе».

Что, если вместо инструкций со словами, которые каждый понимает по-своему, рассказать историю? Например, рассказать о том, как Мэри (девушка, которая сидит в соседнем офисе) задержалась на работе до трёх часов ночи, потому что клиенту нужна была срочная помощь…

Оказалось, что реальные истории отлично подходят, чтобы донести важные моменты, которые не в силах передать ни одно руководство. Историям придают больше значения, они откладываются в памяти, захватывают внимание, побуждают к действию, вызывают эмоциональный отклик. Люди охотнее слушают истории, чем инструкции.

Армстронг собирал истории о том, как сотрудники компании проявляли себя в нестандартных и проблемных ситуациях, как справлялись с трудностями, боролись за клиентов.
Сначала он напечатал эти истории и развесил в здании компании вместе с портретами героев. Затем составил корпоративный сборник «Руководство по работе», в котором систематизировал их в хронологическом порядке.
Следующим шагом стало написание книги «MBSA: Managing by Storying Around» (1992 год), в которой автор поделился наработками и ввёл термин «сторителлинг».

А потом началось…
via

как сохранить компанию в эпоху перемен. Часть 2.

Как мы узнали из предыдущей статьи, сторителлинг с самого начала служил передаче знаний между поколениями и продолжает играть важную роль в человеческом общении. Но хоть он давно и хорошо известен как средство коммуникации, пока не все понимают, как и зачем внедрять его в работу компании. В данной статье нас будет интересовать использование сторителлинга в качестве стратегии сплочения и вовлечения сотрудников.

Отцом-основателем корпоративного сторителлинга считают Дэвида Армстронга. Он первым начал использовать этот метод в управлении персоналом, когда понял, что интересные истории легче запоминаются и усваиваются, чем пространные рассуждения и доводы[1].

Некоторые рассматривают сторителлинг как мощный управленческий инструмент и, следовательно, как ключевой лидерский навык. Хороший лидер знает, как подать историю и какую именно будет правильно рассказать. Корпоративный сторителлинг позволяет посмотреть на ситуацию под определённым углом зрения или укрепляет желаемый образ мыслей и/или поведение. Это может быть рассказ о людях из компании, её прошлом, видении будущего, успехах и неудачах сотрудников, традициях в коллективе и, конечно, о работе.

Налаженное общение сотрудников – залог успешной компании

Сторителлинг играет важную роль в налаживании коммуникации внутри компании. Хорошая история способна сократить расстояние между сотрудником и работодателем через вовлечение на эмоциональном уровне. Что такое вовлечённость сотрудника? В первую очередь, это энтузиазм и удовлетворённость работой. Благодаря ей выстраивается культура диалога между работником и работодателем. В результате первый с большим желанием принимается за работу, проявляя инициативу.

Эффективность внутренней коммуникации напрямую влияет на работу компании. Благодаря обмену историями у членов команды появляется лучшее понимание друг друга, вера в общее дело и мотивация личного вклада для его успеха.

Жизнь в эпоху перемен

В периоды организационных изменений важно сохранить и преумножить сильные стороны компании, не растеряв по дороге ценных сотрудников. Мы рассматриваем сторителлинг как незаменимый инструмент в это время. Что он призван заменить или дополнить? Есть хорошо всем известные стратегии внутренней коммуникации: отчёты, докладные записки, новостные рассылки по почте. На момент смены руководства эти традиционные методы могут не сработать, а рассказанная история дойдёт до адресата.

Традиционно сторителлинг используется, когда необходимо мотивировать людей и создать запоминающееся послание, подталкивающее сотрудников к действию. Однако в период перемен он оказывается полезен и как инструмент, повышающий лояльность сотрудников. Согласно сторителлинговой модели организационной коммуникации (Barker & Gower, 2010), все люди – природные рассказчики историй, обладающие способностью отправлять и получать сообщения. Обмен ими помогает найти точки соприкосновения, осознать происходящие изменения и адаптироваться к ним.

Основы корпоративного сторителлинга:

  • Вооружение знанием. Сторителинг повышает осведомлённость сотрудников о компании, её стратегии, миссии и ценностях.
  • Индивидуальность каждого сотрудника. Истории акцентируют внимание на личных качествах коллег, их интересах и роли в работе компании. Что крайне важно, истории формируют коллективную память.
  • Честность. Ожидания часто не соответствуют реальности, на пути к успеху приходится сталкиваться с трудностями, и даже у самого сильного лидера есть слабые черты рассказчика. Не бойтесь рассказывать о провалах!
  • Верность корпоративному бренду и ценностям. В истории постарайтесь не терять из вида, что предлагает компания и какие принципы она поддерживает.

Однако стоит понимать, что и у сторителлинга есть свои ограничения:

  • Корпоративный сторителлинг – всего лишь один из методов коммуникации. Выстраивание доверительных отношений между руководством и остальными сотрудниками требует действий куда более сложных, чем повествование от первого лица.
  • Сторителлинг – приятное дополнение к принятию решений. Он позволяет увидеть новые перспективы не только специалистам по коммуникации, но и обычным сотрудникам. Лучше всего он применим в стимулировании инноваций.
  • Сторителлинг – это менее формальный подход к обмену информацией. Тем не менее, он использует общие принципы эффективной коммуникации. Внимание к аудитории, её стремлениям и мотивациям так же необходимо при создании любого коммуникационного плана.
  • И, как ни печально, умение хорошо рассказать не сделает вас хорошим лидером. Знания и жизненный опыт – могут.

Организационный сторителлинг – отличная стратегия для укрепления ценностей компании и непосредственного вовлечения сотрудников. Безликий персонал он превращает в сплочённый коллектив, команду, прогресс которой куда заметнее. Это один из наиболее ценных способов общения, так как он способен наладить двустороннюю коммуникацию и повысить лояльность к компании.



[1] Нейрофизиология объясняет, как сторителлинг влияет на мозг. История активирует участки в головном мозге, которые позволяют слушателю «примерить» её к собственным идеям и опыту. Это происходит благодарю процессу, известному как «сцепка», или связывание нейронов (neural coupling). Зеркальные нейроны, в свою очередь, помогают лучше прочувствовать историю и те эмоции, которые испытывает говорящий».

5 полезных навыков, которые тренирует сторителлинг

Мы слышим истории каждый день. Кто-то пересказывает свой разговор с ребёнком, соседом или начальником. А кто-то делится впечатлениями от похода в кинотеатр или покупки нового платья. Мы слушаем истории других людей и сами в ответ рассказываем свои. И это означает, что все мы занимаемся сторителлингом.

Что такое сторителлинг

Если совсем по-простому, то сторителлинг — это калька с английского storytelling, где story — история, а telling — рассказывание. В широком смысле сторителлингом можно назвать способ передачи информации с помощью историй. В более узком смысле сторителлинг — это коммуникационный, эстрадный и маркетинговый приём, использующий медиа-потенциал устной речи.

На самом деле, человечество занималось сторителлингом всегда и, возможно, благодаря этому и выжило. Да-да, мы ничуть не переоцениваем силу историй, ведь именно с их помощью наши предки передавали из поколения в поколение весь накопленный опыт и знания. За основу они брали реальные факты, но придавали им мистический характер, гиперболизировали, добавляли метафоричности, в результате чего рождались сказки, мифы, легенды.

Почему же для передачи опыта и знаний они выбирали именно такой способ? Дело в том, что в подобных историях содержался простой и понятный намек и слушателю, чтобы уловить суть, необходимо было активизировать правое полушарие. Именно эта часть головного мозга обрабатывает информацию, выраженную в образах или символах. В результате прослушивания подобных сказок, мифов и легенд подсознание наших предков получало некоторый опыт, о котором говорилось в истории. То есть можно сказать, что знания записывались прямо на подкорку.

В нынешнем понимании основоположником «сторителлинга» считается глава международной компании Armstrong International Дэвид Армстронг, изложивший свою концепцию в книге «Managing by Storying Around». Ключ к успеху он нашёл в следующем психологическом факторе. Истории легче воспринимаются: они более выразительны, увлекательны, интересны и легче ассоциируются с личным опытом, чем логические доводы и сухие рассуждения. После того, как человек выслушал вас, он начинает вам доверять. Вам же становится существенно проще убедить его в чём-то или мотивировать на какие-то действия.

В 2006 году журнал Harvard Business Review признал сторителлинг одной из лучших бизнес-идей. Идея эта звучала так: «Лучший способ сделать доклад или презентацию и передать знания — это рассказать историю». С того самого момента слово «сторителлинг» прочно закрепилось в бизнес-среде и стало неотъемлемой частью современных маркетинговых стратегий.


Чем полезен сторителлинг

  • Развитие воображения
    Переоценить важность развития фантазии и креативности сложно. Футурологи всё чаще говорят о том, что именно эти творческие способности будут чуть ли не единственными, которые дадут нам конкурентное преимущество перед разумными машинами.
  • Налаживание отношений
    Сторителлинг сближает, это очень важный элемент в построении доверия и научении эмпатии. При живом общении происходит обмен эмоциями.
    Плюс, если мы знаем истории других людей, возрастает шанс, что мы будем относиться к ним с бОльшим пониманием, а значит и в целом будем более толерантными.
  • Преодоление страха публичного выступления
    Рассказать историю — отличный способ преодолеть свои слабости. Научиться владеть вниманием аудитории, не бояться её.
  • Самопознание
    Способ нахождения и обретения своего собственного неповторимого стиля. Очень актуально для подростков. Не надо никого играть, наоборот — нужно оставаться собой и рассказывать историю через себя, через призму своего опыта. То есть, чтобы найти свою историю, надо научиться прислушиваться к себе. Согласитесь, очень полезный навык, особенно в современных реалиях, когда информация щедрым потоком льётся со всех сторон и зачастую наш собственный внутренний голос просто растворяется в ней.
  • Снятие психологического груза
    Сторителлинг позволяет достичь психотерапевтического эффекта за счёт простого проговаривания своей истории. Так сложилось, что во многих обществах постепенно происходила атрофия навыка проговаривания своих эмоций, что в конечном итоге привело к тому, что нынешнее поколение практически неспособно говорить о чувствах. Истории возвращают нас к необходимости столкновения с собственными чувствами и дают возможность их сублимировать.

Сегодня наше общение всё больше уходит в мир виртуальный. Реальное общение становится предметом роскоши, неким искусством, которому приходится учиться заново. И поэтому сторителлинг актуален как никогда.

Что такое сторителлинг? Сторителлинг это. Storytelling

Что такое сторителлинг? Сторителлинг (Storytelling) — это…

Каждый из нас оказывался перед выбором своей жизни, когда нужно было принять ответственное решение. За ответами на свои вопросы обращались к книгам, искали ответы в интернете, но масса прочитанной литературы не всегда давала понимания того, как правильно следует поступить, что стало причиной возникновения данной ситуации? И вдруг мы слышим историю, которая помогает с лёгкостью разрешить ситуацию. Такой историей может быть сказка, анекдот, история из жизни или даже короткая фраза. Их ещё называют метафорами, и их эффективность объясняется тем, что они проникают глубоко в наше подсознание, помогая найти ответ на наш вопрос.

Как правило, мы пользуемся уже готовыми метафорами, однако их может не хватать, а потому нужны новые истории. В древности это называлось сказительством. Люди придумывали истории, основанные на реальных фактах, придавали им немного загадочности, мистики. Так рождалась поучительная сказка. В современном варианте это искусство стало называться cторителлингом (Storytelling) и используется с успехом для развития коммуникации, в качестве маркетингового приёма, в психотерапии, в бизнесе и т.д. Это направление стало вариантом неформального обучения людей в ряде корпораций, которые используют его, как дополнительное к академическому.

Дело в том, что невозможно описать в учебниках и рассказать на лекциях все примеры из практики. А ведь очень часто во время выполнения работы, человек сталкивается с каким-то сложным моментом, который в данной компании уже проходил другой сотрудник. И теперь его история, основанная на личном опыте, помогает найти выход. Сторителлинг в бизнесе впервые применил Дэвид Армстронг, написав книгу «MBSA: Managing by Storying Around». В сборнике «Руководство по работе» он изложил яркие рассказы о поступках сотрудников, важных событиях в жизни компании.

Эти истории помогают людям гораздо больше, чем изучение правил и директив. Однако спектр использования сторителлинга в фирме гораздо шире:

  1. Описание успешных и неудачных примеров в работе. Благодаря им, передаются навыки других сотрудников, а также снижают стресс у новых сотрудников в случае неудачи.
  2. Истории, которые помогают лучше осознать корпоративные ценности и принципы компании и следовать им. Эти истории не только разъясняют, что является ценным в компании, но и вдохновляют своим примером, у сотрудников появляется желание тоже сделать что-то ради своей фирмы.
  3. Личные истории сотрудников. В них могут быть приведены описания того, как сотрудник сделал карьеру в этой компании, что стимулирует остальных сотрудников, в результате чего они начинают лучше трудится.

Таким образом, такой корпоративный сборник историй помогает новым сотрудникам лучше понять внутренний мир компании, почувствовать себя его частью, способствует сплочению коллектива, помогает найти выход из положения в трудных ситуациях, установить доверительные отношения с другими сотрудниками, прикладывать больше усилий для достижения общей цели компании.

Сторителлинг (Storytelling) может применяться и в семье, когда старшие, рассказывая свои истории, делятся с младшим поколением своим жизненным опытом. Такие истории наиболее ценны ещё и тем, что они связаны с близкими людьми. Это помогает укрепить отношения в семье, улучшить взаимопонимание, рождает уважение.

Сторителлинг (Storytelling) — это одновременно наука и искусство. Сочетая в себе психологические, управленческие и прочие аспекты, позволяет не только эффективно донести информацию до человека, но и мотивировать его на поступок, добиться максимально высоких результатов.

Маиариал с сайта samopoznanie.ru

Обратите внимание на наши тренинговые программы:

Другие статьи:

Сторителлинг эффективный вариант неформального обучения

Иногда байка или анекдот, с намёком рассказанный коллегами во время обеденного перерыва, могут помочь новому сотруднику в разрешении текущей проблемы больше, чем двухчасовое чтение свода корпоративных правил. Именно этот принцип положен в основу сторителлинга – рассказывания историй как неформального метода обучения персонала.

Сторителлинг, или рассказывания историй, был изобретён и успешно опробован на личном опыте Дэвидом Армстронгом, главой международной компании Armstrong International. Свою концепцию Армстронг изложил в книге «MBSA: Managing by Storying Around».

CEO Armstrong International называетсебяChief Storytelling Officer – «главныйпорассказам». Армстронг отобрал самые яркие истории во внутреннее «Руководство по работе», которое, кстати, является единственным в компании. Сборник состоит из рассказов о важных поступках сотрудников и серьезных событиях в жизни компании, расположенных в хронологическом порядке.

Разрабатывая свой метод, Дэвид Армстронг учел известный психологический фактор: истории более выразительны, увлекательны, интересны и легче ассоциируются с личным опытом, чем правила или директивы. Они лучше запоминаются, им придают больше значения и их влияние на поведение людей сильнее.

«Подробные рассказы о прошлых действиях руководства, взаимодействии сотрудников или о каких-то событиях, которые обычно передаются в организации неофициально», — так звучит классическое определение сторителлинга.

Идею управления сотрудниками при помощи историй взял на вооружение и профессор Бирмингемского университета Кевин Томпсон при разработке концепции Engagement (вовлечения), где рассказывание историй является одним из факторов воодушевления персонала.

Cторителлинг – это трансляция историй. «Под историей мы понимаем любое сюжетно связанное повествование, которое является выражением какого-либо принципа или ценности компании. История – это носитель и передатчик корпоративных знаний», — говорит Марк Кукушкин, старший партнер компании «Тренинг-Бутик», коллекционер и рассказчик историй..

Марк предлагает следующую типологию сюжетов корпоративного сторителлинга:

Описание как лучших, так и неудачных примеров работы (так называемых best/worst practice)

Разумеется, критические навыки, включая глубокое знание предметной области, передать с помощью сторителлинга довольно трудно. Вряд ли на корпоративной вечеринке технический специалист может изучить несколько новых языков программирования. Для усвоения таких конкретных форм знания люди полагаются на формальное образование, наставничество, программы самообучения. Но неявные знания, которые сопровождают любой вид профессиональной деятельности и не фиксируются ни в одном мануале или информационной базе компании, лучше всего передаются неформальным путём.

Методика осуществления самых удачных проектов компании – ценный материал, который не должен исчезать бесследно. «Особенно важны такие обработанные кейсы в областях работы с клиентами и управления проектами», — подчёркивает Марк Кукушкин. Некоторые российские компании (IBS, РОСНО) уже практикуют сбор и хранение информации о главных достижениях своих менеджеров.

Стоит отметить, что для управления знаниями истории неудач не менее важны, а порой имеют и большую ценность, чем истории успеха. Например, рассказ одного из топ-менеджеров о своём первом неудачном опыте продаж может существенно снизить стресс у новых сотрудников, которым поручено ведение большого проекта, и поднять командный дух в компании («шеф не небожитель, а такой же человек, как и мы»).

Истории, которые продвигают корпоративные ценности и принципы внутри компании.
Корпоративные ценности, записанные одним человеком на заре создания компании, или безликий набор стандартов, скопированный с западных образцов, вряд ли будут приняты сотрудниками.

Когда событие хорошо запоминается, возникает сильное желание поверить в его правдивость. Например, вероятность погибнуть, столкнувшись в лесу с лосем, гораздо выше вероятности смерти в лапах медведя. Поскольку очень мало кто знает о том, как людей затаптывали лоси, но при этом большинство из нас слышали ужасные рассказы о нападении медведей, нетрудно представить и преувеличить вероятность такого события.

Поэтому если аспекты корпоративной культуры сделать ярче, например, преподнести их в виде историй, то они запомнятся лучше, будут переработаны, и их будут считать более реальными, чем те, что поддерживаются только приблизительными или абстрактными данными.

Например, в коллекции Дэвида Армстронга есть сотни историй об исключительных поступках рядовых служащих. Его любимые –про девушку, которая в три часа ночи прошла ради клиента лишнюю милю, и о пожилом работнике бухгалтерии, разобравшемся в запутанной ситуации и сохранившем для фирмы ключевого клиента. Подобные рассказы позволяют сотрудникам понять, что ожидает от них руководство и какое поведение принято считать эталоном.

Истории-персоналии
К этому виду историй относятся рассказы о построении карьеры каким-либо сотрудником, всевозможные мифы об отцах-основателях компании и пр. В любой западной организации есть легенда о том, как однажды занявший должность курьера сообразительный малый стал главным акционером или, на худой конец, руководителем департамента.

В заводской советской культуре подобные сюжеты о человеке, начинавшем «с низов», также были распространены и очень ценились в качестве воодушевляющих побуждающих к действию.

Инструменты сторителлинга

Официальной должности «главного по рассказыванию историй» в российских компаниях не существует. Как показывает практика, если топ-менеджмент решает управлять знаниями своего персонала с помощью сторителлинга, ответственным за этот процесс назначается либо менеджер по работе с кадрами, либо специалист по внутреннему PR.

«В компании одновременно циркулирует большое количество самых разных историй. То, что отсеивается и выносится на поверхность HR-менеджером, и становится ключевыми историями компании. Поэтому так важно уметь анализировать слой историй, упорядочивать и продвигать дальше», — отмечает Марк Кукушкин.

Какие существуют пути для упорядочивания и продвижения «золотого фонда» историй компании?
Корпоративные конкурсы историй на праздниках или отдельный конкурс на лучшую историю, рассказанную сотрудником.

Голые факты часто скучны и малопригодны в качестве убедительной истории. В этом случае на помощь приходит приём прямого пересказа, который называется «обогащением» и включает в себя сознательное нагнетание напряжённости, подробное описание героев, акцент на нужном контексте и чёткое выведение морали.

Обогащение рассказов – anecdote enhancement – это превращение эпизода из жизни организации в историю в результате обработки сюжетной линии, описания действующих лиц и пр.

Тренинги

Сторителлинг активно используется на тренингах по командообразованию или антикризисному менеджменту. «Самый популярный его вариант – поочерёдные «воспоминания» сотрудников о том, как и когда они пришли в компанию», — говорит Ирина Попова, генеральный директор «Action Space Training Group». Такие рассказы главного бухгалтера, проработавшего в фирме 10 лет, и студента-вечерника, пришедшего на стажировку в отдел маркетинга, гармонично дополняют друг друга и напоминают всем работникам о «корнях».

В курсе общего менеджмента истории компании могут превращаться в бизнес-кейсы или ролевые игры. Как отмечает Ирина, используемый при этом метод метафоры позволяет участникам свободно выражать собственную позицию: представляя свою компанию в виде живого организма, многодетной семьи или попавшего в аварийную ситуацию самолёта, группа может работать с историями, не опасаясь столкновения с так называемым личным подтекстом.

Подобные тренинговые методики предотвращают «застревание» коллектива внутри своих историй и обращают внимание сотрудников на другие точки зрения.

Play-back театр

Чем убедительнее и эффектнее рассказанная история – тем быстрее будет «считано» и распространится знание, в ней скрытое. Поэтому совсем неудивительно, что такое новшество, как участие в корпоративном мероприятии ирландского сказителя или группы актёров, играющих средневековые «пьесы с моралью», может оказать заметное влияние на аудиторию, которая устала от типовых корпоративных видеофильмов и сухих сообщений начальства.

Информация гораздо лучше запоминается и перерабатывается, если она кодируется яркими визуальными образами. «Play-back театр – инструмент в России совсем новый, заключающий в себе много спонтанности и возможность оценить ситуацию/историю со стороны, – рассказывает Ирина. — Например, нашим клиентам мы предлагаем такую возможность: пока один из сотрудников компании рассказывает историю, группа актёров синхронно проигрывает её на глазах у участников тренинга. После «спектакля» мы можем предложить сотрудникам поменять одну сюжетную линию или поведение одного действующего лица в их собственной пьесе и сразу же «переиграть» историю».

Такой вариант активного сторителлинга позволяет собрать фрагменты индивидуального видения (личный вариант истории) в целостную мозаику (историю, вписанную в общий контекст).
Также к инструментам хранения и трансляции историй относятся:

  • Корпоративная книга историй, которую могут использовать менеджеры высшего и среднего звена в своей работе. Такое «увековечивание в контексте» становится всё более популярным в России.
  • Внутренний сайт, свободно пополняемый историями сотрудников. Нужно отметить, что для редактирования и дальнейшей работы с ними понадобится модератор.
  • Корпоративная газета – один из наиболее доступных способов продвижения корпоративных историй в массы.
  • Антиистории

Менеджеры, которые занимаются потоками знаний, обычно не вмешиваются в кажущиеся несущественными мифы и слухи. Но, как отмечает Марк Кукушкин, эти истории являются мощными носителями неявных знаний. Зачастую большая часть историй, рассказываемых в организациях в неофициальной обстановке, имеет негативный характер. Поэтому менеджерам, интересующимся, как накапливается знание в организации, нельзя игнорировать эти факторы.

Как и наставничество, сторителлинг — это деятельность, на которую можно оказывать влияние, но нельзя манипулировать ею напрямую. Один из возможных видов поведения руководителей — это создание историй для выделения стратегических моментов в жизни организации.

Многолетняя практика сбора историй, рассказываемых «в курилке» после какого-нибудь официального сообщения, показывает, что практически повсеместно появляются антиистории: циничная и естественная реакция на официальную «добродетельную» версию, которая не отражает реального опыта аудитории.
Однако искусственно созданные истории всегда будут менее эффективны, чем подлинные. Сотрудники нередко относятся к руководству с подозрением. Стоит только произойти утечке информации о «придуманном сценарии», как этот факт станет основой для истории («Конечно, начальник — тоже человек и тоже лжет»). По мнению аналитиков, если ценности и нормы организации действительно соблюдаются, истории должны рассказывать о поведении, которое поддерживает такие взгляды. Если же в организации существуют истории только об обратном, то это тревожный сигнал для руководства.

Более того, как отмечают исследователи, на каждую позитивную историю о «человечности начальника» найдется по крайней мере одна, изображающая начальника придурком. Исследование Нойхаузера, охватывающее 100 человек в различных организациях, показало, что 90% из них рассказывают о своих компаниях негативные истории.

Многолетняя практика сбора историй, рассказываемых «в курилке» после какого-нибудь официального сообщения, показывает, что практически повсеместно появляются антиистории: циничная и естественная реакция на официальную «добродетельную» версию, которая не отражает реального опыта аудитории.

Противостоять влиянию антиисторий можно с помощью историй-антивирусов. Это особая форма работы со сторителлингом и её нужно использовать очень осторожно, но в случае профессионального обращения, этот инструмент может стать залогом успешного управления знаниями в компании.

Существуют несколько видов историй-вирусов:

  • сократический диалог, цель которого в том, чтобы задать такой вопрос, который нейтрализует антиисторию
  • доведение до абсурда (выбор слабой стороны антиистории и «раздувание» её до размеров фарса)
  • метафора (этот старый способ применяют популярные ораторы в случае, если их перебивают: например, они ассоциируют критику с какой-нибудь несуразицей)
  • преувеличение (изменение ключевого аспекта истории с целью заставить слушателей добродушно рассмеяться).

«Создайте из негативной истории «шутку для своих», внутренний анекдот, неясный остальному миру. Вынос ситуации на открытое обсуждение или мягкая ирония над ней нейтрализуют возможность дальнейшего распространения слухов», — советует Марк Кукушкин.

Сторителлинг – это одновременно и наука, и искусство. Он сочетает в себе и психологические, и управленческие аспекты. Настоящий сказитель, как и наставник, посвящает учению много времени и сил – ведь только в этом случае сторителлинг становится эффективным методом неформального обучения.

Источник : kaus-group.ru

«

Сторителлинг для развития речи и воображения дошкольников

Использование интерактивного метода «Сторителлинг» для развития речи и воображения дошкольников

Недоразвитие речи детей с ЗПР носит системный характер. Особенности речевого развития детей обусловлены своеобразием их познавательной деятельности. Конечно, в своей работе мы используем самые разнообразные методы, формы и технологии для развития связной речи, формирования правильных грамматических форм, обогащения словаря, развития воображения.

Однако сталкиваешься с трудностями у детей , когда надо, например, придумать рассказ или сказку, придумать окончание истории.. У детей с ЗПР слабо развито воображение, поэтому они затрудняются при составлении различного рода рассказов (по картине, по серии картин, из опыта, на заданную тему и др.)

Леонова А.С., воспитатель высшей квалификационной категории

МКДОУ Мошковский детский сад № 3 «Улыбка» комбинированного вида

Дэвид Армстронг

глава крупной корпорации, разработал технологию «Сторителлинг»

Т ермин «Сторителлинг» — рассказывание историй, способ передачи информации и нахождение смыслов через рассказывание историй.

«Story cubes»

Недавно я обратила внимание на новый интерактивный метод – «Сторителлинг». Он заинтересовал меня тем, что позволяет расширить возможности для коррекции развития и обогащения речи и воображения, коммуникативных качеств детей.

«Сторителлинг» в переводе с английского звучит как «рассказывание историй ». А в русском языке этому термину имеется весьма хороший синоним – «сказительство» , т.е. повествование сказок, былин, рассказов и т.п.

Технология «Сторителлинга» очень многогранна, многоцелевая, решающая обучающие, развивающие и воспитательные задачи. В своей работе я решила использовать игру «Кубики историй».

9 кубиков погружают вас в мир фантазий, приключений. Каждый рисунок – это захватывающий и неожиданный поворот повествования. Оригинальные «Кубики историй» – «Story cubes» можно сейчас заказать через Интернет.

Цели – захватить внимание детей с начала повествования и удерживать его в течение всей истории; вызвать симпатию к герою; донести основную мысль истории.

Задачи:

  • Обосновать правила поведения в той или иной ситуации, кто и зачем создал эти правила.
  • Систематизировать и донести информацию.
  • Обосновать право каждого быть особенным, не похожим на других.
  • Наглядно мотивировать поступки героев.
  • Сформировать желание общаться.

Какие возможности дает «Сторителлинг»:

  • Разнообразить образовательную деятельность с детьми.
  • Заинтересовать каждого ребенка в происходящем действии.
  • Научить воспринимать и перерабатывать внешнюю информацию.
  • Обогатить устную речь дошкольников.
  • Облегчить процесс запоминания сюжета.

Чем этот метод полезен в работе с детьми?

Остановимся подробнее на целях и задачах сторителлинга в образовательной деятельности и узнаем как его правильно использовать (далее текст по слайду).

Важно учитывать психологические и организационные моменты. Это дает возможность донести до ребенка историю, которая будет мотивировать его к действию. Правильно рассказанная история воздействует на детей и их поступки. История должна быть трансформирующей, т.е. запускать у детей процесс изменений.

В чем заключается техника рассказа историй

  • Начиная сочинять историю, подумайте, как создать ее визуальный контент. Визуализация истории поможет передать атмосферу, раскрыть тему и погрузить ребенка в воображаемый мир.
  • Рассказывайте историю доступным для детей языком, задействуйте в ней ярких героев.
  • Поясняйте перед повествованием, почему именно сегодня вы решили рассказать эту историю и чем она будет интересна для данной группы детей.
  • Начинайте историю с завязки от первого лица. «Хочу рассказать, как я…», «Я вам рассказывала про то, как я…», «Однажды со мной произошла такая история…». Это сразу привлечет внимание детей, даже если речь в ней пойдет о фантастических событиях и героях.

Сама техника рассказа историй предусматривает определенные правила. Если им следовать, они помогут решить поставленные задачи.

Как выбрать хорошую историю

Простота. Чтобы дети запоминали истории, они должны быть похожи на сказки или притчи, поэтому следует выбросить все лишнее, оставить только необходимое.

Неожиданность. Чтобы привлечь внимание детей, не нужно использовать шаблоны «плохой-хороший», «черное-белое». Ребенок заинтересуется сюжетом, когда он что-то не знает, но хочет знать. Следует указать на пробел в его знаниях, а затем удовлетворить возникший интерес. Интерес мало возбудить – его надо удержать (можно изложить историю как некое детективное расследование или загадку).

Конкретность. Персонажи истории должны быть знакомы и понятны дошкольникам. Рассказывая историю, важно помнить о том, что дети могут не знать какие-то понятия и термины.

Реалистичность. Самая лучшая история не понравится и не запомнится, если дети в нее не поверят. Для этого есть два способа обеспечить достоверность истории:

  • Внешний – сослаться на мнение других детей, педагогов, родителей, бабушек, дедушек, Интернет и т.п.;
  • Внутренний – использовать дополнительные детали, т.е. историю нужно рассказывать так, как будто вы лично ее пережили или были участником событий, знали ее персонажей. Затем следует создать ситуацию, в которой бы дети могли самостоятельно проверить способ решения, предложенный в истории.

Эмоциональность. Она действует сильнее доводов рассудка. Интонирование рассказчика, отклик детей на то или иное событие создают особую атмосферу повествования.

Американские специалисты Чип и Дэн Хиз называют хорошей историей «прилипчивую» историю, которую легко воспризвести. Они вывели несколько принципов хороших историй (далее тест по слайду).

Структура техники «Сторителлинга»

Вступление

(вызвать у слушателя интерес и увлечь его, должно зацепить их внимание

и удерживать его)

Развитие события

(эта часть дает возможность основательнее проникнуть в проблему или конфликт, о котором рассказывается в вступлении)

Кульминация

(когда напряжение доходит до апогея и обстановка начинает выглядеть нестерпимой, появляется разрешение поставленной проблемы; тайна раскрыта; в конечном итоге находится решение, и этот ответ, как правило, совсем не тот, которого мы ожидали )

Заключение

Должно быть краткое заключение, которое подытоживает рассказ одним предложением, как в басне – мораль)

6

Взяв за идею оригинальную версию игры, я решила сделать свои «Кубики историй». Затрат больших не потребовалось. Для изготовления понадобились простые деревянные кубики, клей, ножницы и картинки (скаченные в интернете), которыми обклеила грани 3 и 9 кубиков. Сложила их в красочную коробку.

6

Каждая история из трёх частей. Договоритесь, КТО?

Вспышка

  • Кто? Начнёт!
  • Кто? Начнёт!

Путешествие

  • Кто? Продолжит!
  • Кто? Продолжит!

Вот такие карточки-подсказки сделала дополнительно для себя (9, 10 слайды).

Кульминация

  • Кто? Закончит историю!
  • Кто? Закончит историю!

8

Вступление: Когда-то давным-давно…; Садитесь поближе и я вам расскажу…; Это произошло темной и дождливой ночью…; Наш герой понятия не имел, что его ждёт…; Тогда казалось, что это не так важно…

Сначала выбираем с детьми историю, учитывая детский интерес, программную тематику, договариваемся – о ком будет история, т.е. выбираем главного героя, а также выбираем жанр рассказа (фантастика, детектив или смешная история).

НАЧИНАЕМ!

Сначала задачу можно упростить , т.к. не у всех детей в достаточной степени развиты коммуникативные способности. Поэтому сначала составлять истории можно по очереди. Например, первый кубик бросает педагог, а следующий – ребенок, и т.д. Таким образом, взрослый сможет направлять и корректировать сюжетную линию в нужном направлении.

Далее:

  • Первый ребенок достает из волшебной коробочки кубик, бросает его, и в зависимости от выпавшей картинки начинает рассказывать увлекательную историю.
  • Затем следующий ребенок достает и бросает кубик и продолжает историю, не теряя нить рассказа.

8

Рассказ детей 4 — 5 лет

Как-то раз поехала машина в лес. А в лесу машина встретила девочку и мальчика. Дети собирали ягоды. Под кустом они увидели подарочек. А там сидел котенок. Дети взяли котенка и поехали на машине домой. И стал котенок жить дома у ребятишек.

8

Рассказ детей 6 — 7 лет

Жил-был котенок Гав. Взял велосипед и поехал на дачу. Посмотрел вверх и увидел, что летит самолет. Котенок приехал на дачу, а дом был красивый и большой. На улице было жарко и котенок съел мороженное. Затем нашел шорты, надел и пошел копать грядки, чтобы посадить морковку. Бабушка увидела котенка и обрадовалась своему помощнику. Он работал-работал, устал и пошел в дом лапки мыть. А на улице вдруг загремело – это была гроза. И котенок больше не пошел в огород. А бабушка накормила его молоком и салом. Вот какой хороший помощник у бабушки!

8

Метод «Сторителлинга» позволяет:

  • Разнообразить образовательную деятельность с детьми.
  • Заинтересовать каждого ребенка в происходящем действии.
  • Научить воспринимать и перерабатывать внешнюю информацию.
  • Обогатить устную речь дошкольников.
  • Облегчить процесс запоминания сюжета.

При прослушивании истории у детей активизируется правое полушарие головного мозга, которое обрабатывает информацию, выраженную в образах или символах. В результате подсознание ребенка получает опыт, изложенный естественно и без поучений.

Интерактивный метод «Сторителлинг» эффективен в процессе рассуждения, потому что импровизированные рассказы вызывают у детей большой интерес, развивают логику, речь и воображение .

8

Спасибо

за

внимание!

Story Central

Исследователи UW сотрудничают с камбоджийскими лидерами в различных отраслях и дисциплинах, чтобы найти новые способы управления воздействием гидроэнергетики на поставки риса и рыбы в регионе.

Когда на окраине Пномпеня тускнеет внешний свет, пламя маленькой кухонной плиты становится ярче. С помощью своих дочерей Сен Мэри готовит рис и свежевыловленную рыбу для ужина семьи Матх. В то время как местная еда в изобилии на данный момент, кардинальные изменения могут быть на горизонте.

«В 12 лет ловил много рыбы, а сейчас не так много. В будущем рыбы может не быть, в зависимости от текущей ситуации», — говорит зять Сен Мэри, Нан Саб И, который работает рыбаком, чтобы содержать семью. «Мы зависим от рыбы и реки. Если у нас этого нет, у нас ничего нет».

Тонлесап, где Нан Саб Йи ловит около 110 фунтов рыбы в день, находится на пороге радикальных преобразований. Пресноводное озеро с прилегающей к нему рекой Тонлесап протекает через восточную часть Пномпеня.Самое большое озеро в Юго-Восточной Азии, оно может похвастаться большим количеством рыбы и является притоком могучей реки Меконг, которая пересекает пять стран, прежде чем достичь Камбоджи.

После завершения строительства нескольких новых плотин гидроэлектростанций — и более 135 строящихся или планируемых — водные пути Меконга вскоре кардинально изменятся. Для камбоджийцев, потребляющих больше всего пресноводной рыбы в мире и получающих до 70 процентов ежедневного потребления калорий из риса, это изменение может оказаться разрушительным.

«С тех пор, как были построены дамбы, количество рыбы уменьшается», — говорит Нан Саб И. «Обычно река начинает подниматься с июня по июль, и рыбалка идет хорошо. Сейчас вода недостаточно высока».

Благодаря своему расположению вниз по течению от стран, которые являются заинтересованными сторонами в гидроэнергетическом бизнесе, Камбоджа особенно уязвима. Хотя развитие гидроэнергетики принесет дешевую электроэнергию из возобновляемых источников в ее деревни, большая часть электроэнергии будет продаваться в северные страны.Несмотря на то, что сельские жители Камбоджи получают мало преимуществ, они окажутся в числе тех, кто больше всего пострадает от строительства плотин.

При поддержке гранта Национального научного фонда исследователи Университета Вашингтона из Колледжа окружающей среды, Инженерного колледжа и Школы общественного здравоохранения стремятся выяснить, как изменения в Меконге повлияют на будущее рыбы и риса — и, в конечном счете, на Камбоджийский народ.

Ранним утром на шумный рынок Прек Пнов в Пномпене привозят свежую рыбу.Пока местные жители наполняют свои корзины и деловито возят рыбу на скутерах в рестораны, 18-летний Пич Танн продает рыбу.

Пич научилась ремеслу у своих родителей, которые теперь остаются дома. Хотя их бизнес — торговля дорогим сортом под названием крав-фиш — был оживленным, Пич своими глазами наблюдает изменения на рынке.

«В реке не так много рыбы. Я не знаю, в чем причина», — говорит она. «Раньше я продавал речную рыбу, а теперь продаю рыбу, выращенную на ферме».

Хотя те, кто работает в этой отрасли, начали замечать снижение из-за чрезмерного вылова рыбы и нескольких построенных плотин, средний потребитель по-прежнему видит то, что кажется бесконечным запасом рыбы.

Нижний бассейн реки Меконг ежегодно производит более 2 миллионов тонн рыбы, что делает его крупнейшим пресноводным промыслом — и одной из самых продуктивных экосистем — в мире, — говорит Гордон Холтгрив, профессор водных и рыбных наук Университета Вашингтона. Тонлесап обеспечивает необычайно плодородные условия для роста и нереста рыбы.

«На квадратный километр озера приходится невероятное количество рыбы — больше, чем в самом продуктивном океане», — говорит Холтгрив.

Эти условия являются результатом ежегодных муссонных паводков, которые вызывают изменение направления течения воды в Тонлесап.Когда Меконг разливается, вода течет вверх по реке Тонлесап, увеличивая площадь озера до шести раз. Это набухание обеспечивает не только больше места для рыб, но и дополнительные питательные вещества и минералы от слияния мест обитания.

«Мы называем это дополнительным источником энергии для всей системы», — говорит Холтгрив. «Это делает пищевую сеть более продуктивной, поскольку она получает энергию из двух мест. Это означает больше растений, больше насекомых и, в конечном счете, больше рыбы».

В связи с тем, что дамбы гидроэлектростанций, как ожидается, нарушат естественный поток воды, Холтгрив работает над тем, чтобы выяснить, как различные циклы наводнений повлияют на качество питания и количество рыбы.Чтобы оценить первый фактор, он анализирует образцы тканей более чем 50 видов, изучая как вредные элементы, такие как ртуть, так и полезные питательные вещества, такие как омега-3 жирные кислоты и витамин А.

Поскольку текущие данные немногочисленны и собираются с использованием неточных методов выборки, сбор информации о количестве не так прост. В качестве исправления исследователи UW работают с местной администрацией рыболовства над внедрением эхолотов, акустической системы мониторинга рыбы. Чтобы продемонстрировать осуществимость, в январе 2019 года профессор водных и рыбных наук Джон Хорн посетил регион, чтобы наблюдать за установкой эхолота на рыбном промысле.В настоящее время исследователи работают над получением финансирования для поддержки сети датчиков, которая станет первым акустическим мониторингом на Тонлесап.

«Общая цель состоит в том, чтобы отслеживать миграцию рыб и смертность при промысле вдоль реки Тонлесап», — говорит Хорн. «Акустическая сеть может обеспечивать мониторинг промысла в режиме, близком к реальному времени, для управления и использоваться для биологических исследований».

Ближе к вечеру, , рисовые поля провинции Кампонгтхом светятся ярко-зеленым цветом.Протянувшись на большие расстояния, они составляют один из нескольких центров производства риса в Камбодже. На восточной окраине озера Тонлесап фермеры выращивают рис в основном на экспорт, потому что те же наводнения, которые создают идеальную среду для размножения рыбы, также стимулируют производство риса.

«В Соединенных Штатах часто не до конца понимают, насколько важен рис в Камбодже», — говорит Ясмин Фархат, аспирант факультета гражданского строительства и экологии Университета Вашингтона. «Большинство камбоджийцев едят рис три раза в день.

Для выращивания риса требуется не только много воды, но и много воды в нужное время. Чтобы определить, как строительство гидроэлектростанций повлияет на самый важный урожай Камбоджи, Фархат и доцент Ребекка Нойманн, доцент гражданской и экологической инженерии, изучают пищевые качества и урожайность риса в двух лучших районах выращивания риса в Камбодже, включая провинцию Кампонгтхом.

Несмотря на то, что они заинтересованы в исследованиях, проводимых на их полях, фермеры пока не слишком обеспокоены плотинами — их больше заботит то, как результаты исследований могут повлиять на их повседневную работу.

«Я хочу знать о плодородии почвы: хорошо это или плохо, и как это исправить», — говорит Лам Хеанг, который выращивает рис более 10 лет.

Собирая образцы риса и почвы с полей, Фархат измеряет как загрязнители, так и полезные питательные вещества. Чтобы помочь оценить урожайность риса, профессор экологии и лесоводства UW Су-Хён Ким и аспирант UW Мануэль Маркайда используют данные, собранные на 19 рисовых полях, для оценки продуктивности и определения оптимальных сроков посадки.Они также работают над прогнозированием возможных сдвигов местоположения фермеров, выращивающих рис, в связи с понижением уровня озера.

«Как только мы выясним, какие ключевые переменные важны, мы сможем оценить, повлияет ли на них продолжительность и время наводнения, и сделать прогнозы», — говорит Фархат. «Сейчас самое время начать учиться, пока не были построены все плотины».

Сразу после отлучения от груди камбоджийским детям дают рис, смешанный с ферментированной рыбной пастой, называемой прахок, которая является фирменным ингредиентом многих блюд местной кухни.

Тем не менее из-за недостаточного потребления основных витаминов и минералов в стране, которая по-прежнему остается одной из самых бедных в мире, около трети камбоджийских детей в возрасте до пяти лет страдают от хронического недоедания. Любое нарушение продовольственной системы может иметь разрушительные последствия.

В странах, ориентированных на рис, сочетание этого основного продукта питания с качественным белком может помочь предотвратить дефицит питательных веществ. Чтобы определить, какие сорта рыбы и риса могут лучше всего обеспечить страну, если местная продовольственная система окажется под угрозой, профессор эпидемиологии Университета Вашингтона Адам Древновски оценивает профиль питательных веществ в основных продуктах питания.

Пищевая ценность рыбы варьируется в зависимости от таких факторов, как вид, среда обитания и пища. Изменения естественного речного стока из-за плотин гидроэлектростанций могут привести к тому, что некоторые рыбы станут более доминирующими и их будет легче ловить, что, в свою очередь, повлияет на то, какие питательные вещества доступны людям.

«Озеро Тонлесап является основным источником пресноводной рыбы и высококачественного белка для этого района Юго-Восточной Азии», — говорит Древновски. «Если верхний ствол реки Меконг будет перекрыт плотиной, это может иметь последствия для питания ниже по течению.

Плотины не являются чем-то новым для бассейна реки Меконг — в шести странах их насчитывается 315. Но многие из планируемых новых плотин, помимо того, что они крупнее, будут располагаться на видном месте вниз по течению вдоль главной реки, а не в притоках.

Одна только плотина — Нижний Сесан 2 на северо-востоке Камбоджи, открытая в 2017 году, — по прогнозам, приведет к исчезновению более 50 видов рыб и вызовет 9-процентное сокращение запасов рыбы.

«Можете ли вы управлять плотинами так, чтобы они были более благоприятными для рыбы в нижнем течении?» — спрашивает Мэтью Боннема, аспирант Университета Вашингтона, занимающийся гражданскими и экологическими инженерами.«Это вопрос на миллион долларов».

Существующие плотины в бассейне реки Меконг дают представление о том, как будущие плотины могут повлиять на регион. Чтобы использовать это понимание, Боннема вместе с факультетом гражданской и экологической инженерии Университета Вашингтона Фейсалом Хоссейном и Бартом Нийссеном использует спутниковые данные для изучения 20 существующих плотин, некоторые из которых работают с конца 1960-х годов. Исследователи выявили явное изменение температуры воды ниже по течению от плотин гидроэлектростанций, что может привести к снижению продуктивности рыболовства.

Оценка существующих стратегий управления плотинами, таких как схемы попуска и удерживания воды, даст дополнительную информацию, которую исследователи будут использовать для разработки рекомендаций по оптимальной эксплуатации плотин с целью поддержки богатых питательными веществами и высокоурожайных рыбных и рисовых культур.

Строительство новой плотины в значительной степени не скоординировано, что ставит Камбоджу в опасное положение. Ситуация усложняется еще и тем, что регион все еще восстанавливается после разрушений режима красных кхмеров и последующей гражданской войны.

Вместо согласованных усилий вовлеченных стран по управлению плотинами в масштабах всего бассейна исследователи UW ожидают предоставления рекомендаций отдельным странам для информирования о коллективной эксплуатации плотин гидроэлектростанций.

Чтобы побудить регион сосредоточиться на общих целях, исследователи из Университета штата Аризона, работая совместно с командой UW, разрабатывают инструмент моделирования, который поможет государственным чиновникам понять конкурирующие потребности, найти компромиссы и увидеть, как сотрудничество может улучшить доступ к продуктам питания. и средства к существованию для своих граждан.Такое сотрудничество с лицами, принимающими решения, для улучшения здоровья людей согласуется с Инициативой UW по охране здоровья населения и EarthLab. Исследователи с оптимизмом смотрят на то, что работу гидроэнергетики можно запрограммировать для достижения целей по выработке электроэнергии, удовлетворяя при этом производство продуктов питания.

«Это то, на что мы можем повлиять, — говорит Холтгрив. «Возможно, удастся изменить то, как мы выпускаем воду, чтобы производить больше рыбы и риса с чуть меньшей мощностью».

В ближайшие годы влияние работы исследователей будет наиболее заметно в ежедневном ритуале приготовления обеда.Еще неизвестно, смогут ли камбоджийцы, в том числе Сен Мэри, Нан Саб Йи и остальные члены семьи Матхов, продолжать полагаться на те же продукты, которые поддерживали их на протяжении поколений.

Дэвид Армстронг — ProPublica

Известная детская больница использует деньги доноров для участия в длительных и дорогостоящих судебных баталиях по поводу завещаний.Вот как Сент-Джуд создал одну из самых прибыльных программ благотворительного завещания в стране.

Детская исследовательская больница Св. Иуды обещает не выставлять счета семьям. Но стоимость пребывания ребенка в больнице для лечения рака оставляет некоторые семьи настолько стесненными в деньгах, что родители делятся советами, как провести ночь на стоянке.

Мировое соглашение собирается оградить членов семьи Саклер от гражданских исков относительно их предполагаемой роли в опиоидном кризисе. Так что самое время выпустить полное видео показаний Ричарда Саклера в 2015 году.

En el condado de Los Angeles, y en todo el país, médicos han tenido que decidir quién recibe un tratamiento para COVID-19 que salva vidas, y quién no.

В округе Лос-Анджелес и по всей стране врачам пришлось решать, кто получает спасительное лечение от COVID-19, а кто нет.

Слабые штаты привлекают покупателей и студентов из более строгих соседей и отправляют обратно случаи COVID-19.Дисбаланс подчеркивает отсутствие национальной политики.

Местные выборные должностные лица и NAACP призывают к более жесткому надзору за частными полицейскими силами, в том числе за полицией Кливлендской клиники, после того, как ProPublica обнаружила, что эти полицейские несоразмерно арестовывают чернокожих.

Вооруженная частная полиция, патрулирующая медицинскую зону Кливленда и городские улицы вокруг нее, несоразмерно обвиняет и цитирует чернокожих, хотя большинство сотрудников больницы, пациентов и посетителей белые.

государственных дома для ветеранов, которые сильно пострадали от пандемии, попали под действие нормативных требований. VA отказывается от ответственности за них, и его проверки упустили из виду проблемы, позже выявленные другими следователями.

Когда Лора Уэйлен попала в больницу с COVID-19, она взяла с собой своих детей. Ее муж уже был в отделении интенсивной терапии, и она не могла рисковать тем, что они разоблачат свою бабушку. Но государство сказало ей, чтобы найти кого-нибудь, чтобы взять их, или это будет.

Cardinal Health отозвала халаты незадолго до пандемии, потому что китайский поставщик не смог их должным образом стерилизовать.Отзыв вызвал то, что представитель ассоциации больниц назвал «волновым эффектом».

Фармацевты сообщили ProPublica, что они наблюдают необычную и мошенническую деятельность по выписыванию рецептов, поскольку врачи накапливают недоказанные лекарства от коронавируса, одобренные президентом Дональдом Трампом.

CDC и больницы подвергают риску поставщиков медицинских услуг и пациентов, поскольку они не могут решить проблему нехватки поставок в стране. Один врач отделения неотложной помощи, у которого не было надлежащего оборудования и который узнал, что у него COVID-19, сказал: «Я уверен, что заразил всех, кого видел.

Компания по уходу за почками не отменила свою конференцию, даже несмотря на распространение коронавируса. Диагноз был поставлен одному из участников, что вызвало опасения, что он распространится среди врачей и пациентов. Это одна из нескольких медицинских конференций, которые не были отменены.

Репрессивные меры федерального правительства в отношении нераскрытой внешней деятельности профессоров позволяют достичь того, за что Китай так долго боролся: побудить китайских ученых вернуться домой. В этом кризисе это стоит американской интеллектуальной огневой мощи.

База данных Национального института здравоохранения, которую мы публикуем впервые, показывает, что исследователи сообщили о более чем 8000 «значительных» финансовых конфликтах, потенциально влияющих на их работу.

Мы создали первую базу данных о внештатных доходах и занятости профессоров по штатам.Но далеко не полный.

Мы собрали более 37 000 раскрытий финансовой информации для профессоров и сотрудников примерно 20 государственных университетов и исследователей, финансируемых Национальными институтами здравоохранения. Теперь нам нужна ваша помощь.

Впервые вы можете увидеть конфликт интересов и записи о раскрытии финансовой информации для сотрудников университетов по всей стране.

Создатели

OxyContin отложили расплату за свою роль в опиоидном кризисе, финансируя аналитические центры, размещая дружественных экспертов в ведущих СМИ и сдерживая или оспаривая негативное освещение.

Доступ запрещен

Доступ запрещен

Better World Books заблокировал ваш IP-адрес. Если вы считаете, что вас заблокировали по ошибке, свяжитесь с нашей службой поддержки клиентов ([email protected]) и укажите следующие данные:

.

У вас нет доступа к www.betterworldbooks.com.

Владелец сайта мог установить ограничения, препятствующие доступу к сайту.Обратитесь к владельцу сайта за доступом или попробуйте снова загрузить страницу.

  • Идентификатор луча: 6fed1a3bbd04161c
  • Отметка времени: 20.04.2022 10:12:35 UTC
  • Ваш IP-адрес: 85.140.3.32
  • Запрошенный URL-адрес: www.betterworldbooks.com/product/detail/reiterations-1941561055
  • Номер ссылки на ошибку: 1020
  • ИД сервера: FL_87F378
  • User-Agent: Mozilla/5.0 (X11; Linux x86_64; rv:33.0) Gecko/20100101 Firefox/33.0

Воздействие COVID-19

Из-за влияния COVID-19 на нашу способность осуществлять международные поставки, в настоящее время мы не можем осуществлять доставку в следующие страны:

  • Ангола
  • Азербайджан
  • Боливия
  • Босния и Герцеговина
  • Ботсвана
  • Бруней
  • Камерун
  • Кабо-Верде
  • Каймановы острова
  • Чад
  • Чили
  • Острова Кука
  • Коста-Рика
  • Куба
  • Демократическая Республика Конго
  • Эквадор
  • Эстония
  • Фиджи
  • Французская Гвиана
  • Французская Полинезия
  • Гамбия
  • Гватемала
  • Гайана
  • Гаити
  • Ирак
  • Кирибати
  • Кыргызстан
  • Лаос
  • Либерия
  • Ливия
  • Мадагаскар
  • Малави
  • Мавритания
  • Маврикий
  • Молдова
  • Черногория
  • Новая Каледония
  • Панама
  • Парагвай
  • Перу
  • Республика Конго
  • Республика Конго
  • Руанда
  • Сейшелы
  • Сьерра-Леоне
  • Южная Африка
  • Южный Судан
  • Судан
  • Таджикистан
  • Танзания
  • Тимор-Лешти
  • Тонга
  • Туркменистан
  • Уганда
  • Уругвай
  • Узбекистан
  • Венесуэла
  • Йемен
  • Зимбабве

Дэвид Армстронг берет интервью у Джеймса Окли

Более шести лет первый полнометражный фильм режиссера Джеймса Окли оставался в подвешенном состоянии.Автор Alex Michaelides, Devil You Know — это эстетическая загадка; сказка, в которой семейная верность и соперничество неразличимы. Лена Олин играет Кэтрин Вейл, бывшую легенду экрана, которая вышла на пенсию после очень подозрительной смерти своего богатого мужа. Вейл окружен узким кругом иждивенцев: ее прекрасная дочь Зои (которую играет Розамунд Пайк, а в сцене воспоминаний — Дженнифер Лоуренс), начинающая актриса, жаждущая карьеры своей матери, ее неряшливый, молодой муж и очень внимательный ее личный помощник.У каждого есть злодейская, обольстительная, лживая сторона, и трудно сказать, кто является жертвой, если вообще есть.

Из-за трудного процесса редактирования — и нескольких ранних заминок на съемочной площадке — фильм так и не был выпущен. Однако теперь он получает вторую жизнь, и Окли, наконец, может спать спокойно.

После выхода фильма фотограф Дэвид Армстронг разговаривал со своим другом Окли по телефону.

ДЭВИД АРМСТРОНГ: Прежде всего, Джеймс, не могли бы вы немного рассказать о том, как создавался этот фильм?

ДЖЕЙМС ОКЛИ: Ага.Я пошел в AFI [Американский институт кино] на режиссерскую программу и нашел ее очень ограничительной. Хотя, оглядываясь назад, я, наверное, не должен был так считать. Там я встретил всю свою команду — оператор-постановщик [оператор-постановщик], сценарист, продюсер, художники по декорациям — и мы хотели быстро сделать фильм из программы. У писателя была идея, которая показалась интересной. Итак, мы начали его собирать.

АРМСТРОНГ: Что вы чувствовали в срочном порядке по поводу создания фильма прямо сейчас?

ОКЛИ: Ну, ты хочешь работать, да? Возможно, мне следовало немного подождать, но я был неопытен.

АРМСТРОНГ: Какова была ваша первая реакция на сценарий, когда вы его прочитали?

ОКЛИ: Ну, первоначальная идея возникла из-за Милдред Пирс и настоящей любви к этому фильму и желания пересмотреть этот фильм каким-то образом. Это был импульс. Высокие амбиции, конечно.

ЭМСТРОНГ: Тодд Хейнс пробовал.

ОКЛИ: Удалось ему это или нет, я думаю, это вопрос личного мнения.

АРМСТРОНГ: На самом деле я думаю, что это с треском провалилось. Не могли бы вы немного рассказать об первом человеке, сыгравшем роль Лены Олин?

ОКЛИ: Фильм появился на свет потому, что Розамунд Пайк, которая становилась известной актрисой, захотела сыграть одну из главных женских ролей — дочь.Она была нашим другом, поэтому она присоединилась к нам. Затем мы прошли через настоящий процесс желания, чтобы женщина, играющая ее мать, стала действительно великой актрисой. Мы преследовали людей, которых нельзя было достать. Мы столкнулись с этой ситуацией с актрисой по имени Лесли Энн Уоррен, которая была своего рода звездой. Мы получили ее. Говоря красиво, это просто не подходило; поведение и отношение не совпадали с нами. Итак, мы приняли решение отпустить ее после одного съемочного дня. Я не знал, что это действительно опасно, потому что, когда вы закрываете производство, вы теряете деньги, которые уже были потрачены.Но у меня не было такого опыта. Думаю, в первый день было ясно, что мы с ней ничего снимать не собираемся.

Мы вернулись к чертежной доске и благодаря большой удаче нашли свой путь к Лене Олин, которой я всегда был по-настоящему одержим. Ромео истекает кровью — это эпическая игра актрисы, я думаю. И я просто боготворил ее.

АРМСТРОНГ: Она также была великолепна в последней сцене Чтец . Несколько раз, когда я был на съемочной площадке, она была просто фанатичной.

ОКЛИ: Она была такой доброй и удивительной. Я не могу описать лучшего человека для работы, чем она. Мы столкнулись с невероятными производственными трудностями, и она справилась с этим, как вы не поверите! Возможно, каждый божий день менялся другой визажист. В какие-то дни она выходила нелепой, и нам приходилось тут же увольнять гримершу, а она и глазом не моргнула. В этом вообще не было никакого эго. В детстве она начала работать в фильме Бергмана в Швеции — ее первом фильме.Она работала с потрясающими режиссерами, так что это было что-то вроде «Вау, что я делаю?»

В главной мужской роли был этот парень Дин Уинтерс, который участвовал в шоу под названием Oz и паре других вещей. Другой великой женщиной была эта женщина Молли Прайс, которая была невероятно веселой и готовой к этому. А потом Дженнифер Лоуренс.

АРМСТРОНГ: Я помню, что думал, что она великолепна, но как это произошло? Тогда она была еще ребенком.

ОКЛИ: Да, она была ребенком. Я думаю, это была ее первая роль.Я видел около 50 актрис на эту роль, и это даже не вопрос. У нее это действительно было. На самом деле ее не так много в фильме, но она была очень веселой — режиссерской. Она была готова ко всему, о чем бы вы ни попросили, в любой момент, и это сработало. Меня совсем не удивило, когда она стала большой актрисой.

АРМСТРОНГ: Не могли бы вы немного рассказать обо всем процессе редактирования — как изменилось то, о чем вы изначально задумали?

ОКЛИ: Было интересно сыграть так, как рассказано повествование.Алекс [Михаэлидес] написал это с двух точек зрения, и вы как бы переключились — весь фильм поменялся POV в середине, а затем последовал за персонажем Лены и как бы повторил все этапы фильма. Это было что-то, чего я никогда не видел по-настоящему сделанным — или сделанным хорошо — и для этого есть причина. Я обнаружил это в монтажной с этим фильмом — на самом деле это не сработало. Я поехал в Лондон, чтобы отредактировать его, может быть, на год, пытаясь заставить его работать, [но] с этой точки зрения у меня ничего не получалось.Затем я отправился в Лос-Анджелес, чтобы отредактировать фильм с женщиной по имени Энн Гурсо, которая редактировала для Фрэнсиса Форда Копполы. Процесс редактирования растягивался и тянулся, и мне стало ясно, что на самом деле это совсем не так.

АРМСТРОНГ: Это действительно редкость, но Все о Еве немного похоже на это, потому что понять это можно только по голосу за кадром. Люди пытаются это сделать, и это может быть невероятно запутанным.

ОКЛИ: Напряжение продолжало падать. В конце концов, самое главное в фильме — это напряжение.Это все. И напряжения не было.

АРМСТРОНГ: Оглядываясь назад на весь опыт, какие плюсы и минусы вы видите сейчас?

ОКЛИ: Это было похоже на очень долгую киношколу. Это отличный способ научиться снимать кино, но это очень болезненно и дорого.

АРМСТРОНГ:  Вы действительно учитесь что-то делать, только делая это.

ОКЛИ: Если вы фотограф или писатель, вы можете сделать это дешевле. Но кинопроизводитель, количество людей, участвующих.Я предполагаю, что это сильно изменилось с развитием технологий, но это очень дорого, и у вас не так много шансов.

АРМСТРОНГ:  Но тем не менее, я думаю, вы учитесь большему, когда делаете то, что на самом деле не работает. Когда Крис брал интервью у Роберта Альтмана, а я делал фотографии, его спросили, какой из его фильмов ему больше всего нравится. Он спросил меня, есть ли у меня дети, и я сказала «нет», а он сказал: «Если бы были, тебя бы, наверное, привлекла самая трудная». Очевидно, одна из неудач была той, которая ему нравилась больше всего.

ОКЛИ: Да, полностью. Я думаю, что эта перспектива, которую имеет Альтман, вероятно, получена благодаря кинопроизводству на протяжении всей жизни. Трудно оглядываться назад на опыт фильма о проблемах. Может быть, со временем будет легче это оценить. [смеется] Я говорю только об опыте создания фильма, я не говорю об итогах фильма. Это не мое дело, чтобы думать об этом в данный момент.

АРМСТРОНГ: В какое время вы поняли, что хотите снимать фильмы?

ОКЛИ: Мой дед был рекламным и телевизионным продюсером.Он сделал кучу телешоу. Когда я был ребенком, я всегда был на съемочной площадке. Это не было сознательным стремлением, оно просто было. Другого варианта в моей голове не было. И я начал смотреть фильмы вроде, два за ночь сколько себя помню. Я всегда смотрел фильмы с бабушкой и дедушкой. Я как бы жил с ними, когда был ребенком.

АРМСТРОНГ: И вы пережили более поздний период французской кино Новой волны и того, что происходило в Италии в 60-х и 50-х?

ОКЛИ: Да, это своего рода желание узнать больше об истории кино.Затем я пошел в киношколу Нью-Йоркского университета, так что это были четыре года интенсивной теории и изучения всего, как год Годдарда, и все такое прочее. Что, возможно, не очень хорошо для режиссера. Это делает его более интеллектуальным подходом. Возможно, истинный гений может подойти к фильму таким образом и сделать его великим, но я думаю, что это усложняет жизнь новичку вроде меня.

АРМСТРОНГ: Я знаю, что вам нравятся определенные мелодрамы — Дуглас Сирк, [Райнер Вернер] Фассбендер — уровень, на который они могут это поднять, который сильно отличается от «Новой волны».Кто оказал на вас основное влияние? Кого ты любил больше всего?

ОКЛИ: Они всегда одинаковы и до сих пор не изменились. Фассбендер, очевидно, является одним из величайших, гениальных рассказчиков фильмов всех времен наряду с Робертом Альтманом. Я по-прежнему высоко ценю Брайана Де Пальму как визуального рассказчика. Дэвид Линч также был для меня огромным стремлением. Но я думаю, что моя любовь к этим режиссерам также была в некотором роде очень пагубной; если вы так сильно на что-то повлияли и так любите что-то, то как вы находите свой собственный способ сделать что-то? Если вы не в суперформе, это долгий путь, чтобы это выяснить.Такая добрая вещь об убийстве своих кумиров важна.

АРМСТРОНГ: Вас вдохновляют другие виды искусства, а также кино?

ОКЛИ: Чем интересен фильм, так это его всеобъемлющей природой — он включает в себя все виды искусства. Вы должны думать о музыке, саундтреке, картинах для своих композиций и театра, романах, рассказывании историй — обо всем этом.

АРМСТРОНГ: Что вы думаете о людях, которые занимаются постановкой, даже не прочитав книгу?

ОКЛИ: [ смеется ] Я бы так не поступил.Я склонен думать, что вы должны знать как можно больше о том, что вы делаете.

АРМСТРОНГ: [С другой стороны] кажется, что Тодд Хейнс сидел на Деконструкция Милдред Пирс до тех пор, пока в нем не осталось ничего, что имело хоть какое-то остроумие, и это почти хуже. Это как если бы драматург работал над пьесой, пока она не умрет.

ОКЛИ: Другому должно быть достаточно места, чтобы войти. Потому что это такое сотрудничество — действительно окружить себя лучшими людьми и лучшими материалами.Это управленческий

АРМСТРОНГ: Думаю, я просто не люблю сотрудничать. Расскажите о своем новом сценарии, о том, каким будет этот фильм, и о том, как вы пришли к идее романтической комедии.

ОКЛИ: Этой осенью я приступаю к съемкам сценария, который мы с Алексом писали последние два года. Это не романтическая комедия, а настоящий комедийный фарс. Это, наверное, лучший творческий опыт, который у меня был до сих пор. Создавая Devil You Know , я думал: «Хорошо, я не такой.Я не такой режиссер. Какие истории мне интересно рассказывать помимо всего прочего?» Мы написали эту вещь, которая была очень правильной, супервеселой — вроде десерта. Отличный фильм для просмотра в самолете. Я не думаю, что смог бы написать это без всего остального, что произошло, это точно. Опять же, это возвращается к вашим влияниям, а также к тому, что вам действительно нравится смотреть. Вы можете быть очень увлечены Фассбендером — и я одержим [им] и нахожусь под его влиянием — но на самом деле это не то, что вы собираетесь сидеть [и смотреть].Я знаю, тебе нравится сидеть субботним вечером и смотреть это.

АРМСТРОНГ: Хороший фильм о самоубийстве? [ смеется ]

ОКЛИ:  Вы могли бы сидеть и смотреть хороший фильм о самоубийстве все выходные! [ смеется ] Но меня тянет на более легкую пленку.

АРМСТРОНГ: Каким вы видите текущее состояние кинопроизводства? Ты хоть думаешь, что он изменился? Что влияет на то, как снимаются фильмы?

ОКЛИ: Я думаю, что для фильмов сейчас очень важный переходный период.Я думаю, что телевидение вытеснило кино своим повествованием. телевидение стало романным; времена года вовлечены в это эпическое повествование, которое не может продолжаться в кино. У вас есть два часа, максимум. Телевидение становится такой частью вашей психики и вашей жизни. Кино мне уже не так интересно — блокбастеры. [] Трехактная структура фильмов просто супер ограничивает. В настоящее время меня не так интересует независимое кино; есть не так много вещей, которые я умираю от желания увидеть.

АРМСТРОНГ: Но я думаю, это потому, что на самом деле независимого кино не существует.Как и все остальное, он был кооптирован, и это началось с «Красота по-американски» — коммерческого фильма, который был сделан, чтобы выглядеть как независимый.

ОКЛИ: Это также глубокое, гуманистическое кинопроизводство — независимо от жанра, в нем есть гуманистическое искупление, которое я считаю действительно скучным.

АРМСТРОНГ: Я согласен, но я думаю, что в таких фильмах, как Blue Valentine , искупления нет. Вот такая жизнь, вот она. Никто не искуплен.Просто всем становится больно. Но их очень и очень мало.

ДЬЯВОЛ, ТЫ ЗНАЕШЬ , ТЕПЕРЬ ДОСТУПЕН НА ITUNES.

 

Письмо редактора: Десять, на которые стоит обратить внимание — да, еще один список, но другой

В этом выпуске мы представляем нашу ежегодную десятку, за которой стоит следить, в которой рассказывается о людях, которые, по мнению редакции, окажут огромное влияние на индустрию управления активами в ближайшие несколько лет.

Списки — это всегда опасное дело, и мы не делаем никаких заявлений по этому поводу, кроме его чистой субъективности, основанной на нашем освещении, внутренних разговорах, размышлениях и обсуждениях с другими.

В этом духе лучше указать на то, чем этот список не является: он не основан на возрасте — возраст здесь варьируется от 20 до 50 лет. Это не основано на подписчиках или активности в Твиттере — хотя у некоторых здесь есть значительное присутствие в социальных сетях, у других нет. Он не основан на каких-либо препятствиях, испытаниях или даже исторических достижениях. Это чисто субъективный список, и да, иногда мы ошибаемся.

Взгляните на нескольких человек здесь и посмотрите, подтвердится ли это: все знают Гэри Генслера как нового главу Комиссии по ценным бумагам и биржам, но на советников может больше повлиять выбранный им глава правоохранительных органов: Гурбир С.Гревал. В качестве генерального прокурора Нью-Джерси Грюэл возглавил усилия в этом штате по созданию единого фидуциарного стандарта для брокеров и консультантов, который был бы более строгим, чем все, что предлагалось на федеральном уровне. Это, вероятно, указывает на гораздо более широкое и более жесткое толкование правил, которые он теперь должен обеспечивать, а именно, Reg BI. Он будет пересекаться с консультантами на других фронтах, включая форму CRS, требования ESG и новые правила маркетинга консультантов. Он не будет регулятором невмешательства.

Криптоэнтузиасты, конечно же, здесь.Мы выделяем Бена Круикшенка, ранее работавшего в Betterment, который убедил инвесторов позволить ему создать платформу для торговли криптовалютой вместе с инструментом управления денежными средствами Flourish, который он и его команда продали MassMutual в конце 2020 года, по крайней мере символически, сделав криптовалюту мейнстримом. Также здесь Кейтлин Кук, которая, как глава сообщества стартапа OnRamp, будет молодым женским лицом, помогающим обучать технологии старых, устаревших и консультантов-мужчин.

Потенциально высокие технологические амбиции здесь: Мэтт Райнер из Benjamin и Нихарика Шах из Clout пытаются «повысить эффективность и производительность советника» с помощью инструментов, основанных на машинном обучении и искусственном интеллекте.Рассмотрим инновационные инкубаторы фирм внутри отрасли, потенциально разрабатывающие революционные технологии, которые могут, наконец, помочь взломать код того, на что способен «технологический стек» консультанта.

Гейб Риссман — еще один потенциальный игрок, который изменит правила игры. Мы все знаем Уловку-22, когда речь идет об инвестициях в консультантов и ESG: клиенты не знают, что им нужен вариант, пока консультанты не расскажут им об этом, но консультанты не расскажут им об этом, потому что у них нет инструментов, чтобы действительно иметь эти разговоры осмысленными способами.YourStake Риссмана пытается дать консультантам более понятный способ сделать это.

Каждый из этих людей по-своему может изменить методы работы консультантов. По этой причине мы считаем, что они должны быть на вашем радаре. Если вы не согласны, сообщите нам, за кем, по вашему мнению, мы должны следить.

Спасибо за внимание,

Дэвид Армстронг

Главный редактор

Наука, стоящая за человеческим стремлением рассказывать истории

БЕРЛИН, ГЕРМАНИЯ — 22 июля: Винтажная пишущая машинка Monarch выставлена ​​на продажу 22 июля 2014 года в магазине канцелярских товаров Arndt Hans Joachim Bueromaschinen в Берлине, Германия.Патрик Сенсбург, руководитель немецкого расследования шпионского скандала Агентства национальной безопасности США (АНБ), в котором агентство США обвиняется в прослушивании мобильного телефона канцлера Германии Ангелы Меркель, сообщил журналистам, что комитет по расследованию рассматривает возможность использования старых… при изготовлении конфиденциальных документов смастерили неэлектронные пишущие машинки, чтобы избежать утечек в продолжающемся деле. Сообщается, что российское правительство использовало такие машины для защиты информации, когда впервые появились новости о шпионаже, а представитель производителя пишущих машинок Olympia сказал, что компания рассчитывает продать больше пишущих машинок в этом году, чем когда-либо за последние два десятилетия, ожидая, что ее продажи вырастут. вдвое в 2014 году по сравнению с предыдущим годом.Немецкий оборонный подрядчик Diehl утверждает, что уже использует механические машины для решения деликатных задач. (Фото Адама Берри/Getty Images)

Хотя прошло более 60 лет с тех пор, как Эрнст Гомбрих читал свои Меллоновские лекции об искусстве и иллюзиях (название его последующего бестселлера), применение эмпирического мышления к произведениям культуры или творчества по-прежнему считается интересом меньшинства, даже своего рода интересом. новинка. Существуют академические курсы по критическим подходам, таким как «эволюционная литературная теория» и «когнитивная поэтика», но их преподают ученые, занимающие должности профессоров в других областях.

За заметными исключениями, большая часть движения была направлена ​​от гуманитарных наук к естественным, как это было в случае с Гомбрихом, который использовал когнитивную психологию для освещения процессов визуального представления; с киноведом Дэвидом Бордуэллом, который привел в пример Гомбриха; и с биографом Набокова Брайаном Бойдом, который в своей книге «О происхождении историй » (2010) упомянул «откровенный» опыт открытия работы Бордуэлла. Теперь Уилл Сторр, журналист и преподаватель писательского мастерства, написал отчет о наших инстинктах рассказчика, который также служит руководством к тому, чтобы рассказывать истории лучше.

Трудно представить себе случай более искренней адвокации. Книга изобилует категориями, дихотомиями и тегами («притязания на идентичность», «регуляторы чувств»). Сторр начинает с идеи о том, что истории появились, чтобы объяснить тот факт, что жизнь «бессмысленна». Это не объясняет, почему ребенок, не обращающий внимания на надвигающуюся «тепловую смерть» планеты, «бесконечную, мертвую, ледяную пустоту», может по-прежнему получать удовольствие от эпизода «Щенячий патруль », но это правда, что стремление к порядку всегда превалировало среди люди.Или, говоря довольно тарзановской формулировкой Сторра: «История — это то, что делает мозг». Он идет дальше, утверждая с ясностью и убежденностью, что именно из-за стремления нашего мозга к контролю мы возбуждаемся историями об изменениях. Мальчик встречает девочку. Незнакомец слез с лошади. Самодовольная молодежь унижается. Древний порядок показывает признаки слабости.

Сторру удается соединить эволюционную психологию и теорию нарратива или сделать одну основой для другой. Но, в отличие от Гомбриха или Бордуэлла, его цель не в том, чтобы лучше ответить на критический вопрос.Он исследует собственное ремесло, чтобы научить ему других. Поэтому странно, что он подходит к этому предмету главным образом как исследователь. Он не использует свой опыт работы над своим романом «Голод и вой Киллиана Лоуна »; или превращения исследований в книги, такие как Еретики; или, в своей работе в качестве писателя-призрака, превращая стопки расшифровок интервью в приятное или правдоподобное описание жизни. Это было бы похоже на то, как если бы Дэвид Хокни не упомянул о своей жизни как «художника, маркировщика» в «Тайное знание », его замечательном исследовании оптических устройств.

Вместо этого Сторр обращается к романам и фильмам за примерами повествования, которые обращаются к нашим нейронным процессам, но они мало помогают в его случае. Он говорит нам, что Рэймонд Чандлер вкладывает «тонну смысла» в образ «Мертвые тяжелее разбитых сердец»; и что строки «Я люблю запах напалма по утрам» и «Эти идут до 11» «настолько насыщены повествовательной информацией, что вся история умещается всего в несколько слов». Его наиболее часто цитируемые тематические исследования — это роман Кадзуо Исигуро «Остаток дня » и «Гражданин Кейн » , хотя ни один из них не является очень репрезентативным, поскольку представляет собой не столько истории, сколько метаистории, соответственно фальшивые мемуары необычайно размышляющего типа и портрет журналиста, которому поручено раскрыть то, что движет человеком.

Подпишитесь на информационные бюллетени The New Statesman Отметьте галочками информационные бюллетени, которые вы хотели бы получать.

Утренний звонок
Краткое и важное руководство по внутренней и мировой политике от команды политиков New Statesman.
Мировой обзор
Информационный бюллетень The New Statesman по международным делам, каждый понедельник и пятницу.
Ежедневная газета New Statesman
Лучшее из New Statesman доставляется в ваш почтовый ящик каждое утро в будние дни.
Грин Таймс
Еженедельная электронная почта The New Statesman о политике, бизнесе и культуре климатических и природных кризисов — в вашем почтовом ящике каждый четверг.
На этой неделе в деле
Удобный трехминутный взгляд на предстоящую неделю в компаниях, рынках, регулировании и инвестициях, который приходит в ваш почтовый ящик каждое утро понедельника.
Культура Править
Наш еженедельный информационный бюллетень о культуре — от книг и искусства до поп-культуры и мемов — отправляется каждую пятницу.
Основные события недели
Еженедельный обзор некоторых из лучших статей, представленных в последнем выпуске New Statesman, рассылается каждую субботу.
Идеи и письма
Информационный бюллетень, демонстрирующий лучшие статьи из раздела идей и архива NS, охватывающий политические идеи, философию, критику и интеллектуальную историю, рассылается каждую среду.
События и предложения
Подпишитесь, чтобы получать информацию о событиях NS, предложениях по подписке и обновлениях продуктов.

ДолжностьАдминистрация/офисИскусство и культураЧлен совета директоровБизнес/корпоративные услугиКлиенты/обслуживание клиентовСвязьСтроительство, работы, инженерное делоОбразование, учебная программа и преподаваниеОкружающая среда, охрана и природопользованиеУправление и обслуживание территорииУправление финансамиУправление здравоохранением и сестринским деломУправление персоналом, обучение и организационное развитиеИнформационные и коммуникационные технологииИнформационные услуги, статистика, отчетность, АрхивыУправление инфраструктурой — транспорт, коммунальные услугиЮристы и практикиБиблиотекари и управление библиотекамиМенеджментМаркетингOH&S, управление рискамиУправление операциямиПланирование, политика, стратегияПечать, дизайн, публикации, веб-проекты, программы и консультантыУправление собственностью, активами и паркомСвязи с общественностью и СМИЗакупки и закупкиУправление качествомНаучно-технические исследования и разработкиБезопасность и правоохранительные органыПредоставление услугСпорт и отдыхПутешествия, проживание, туризм, благополучие, сообщество / S социальные услуги

Те, кто работает в области, известной как эмпирическая эстетика, обычно придерживаются философской верности — историческим частностям или вечным человеческим истинам.Пол Б. Армстронг, например, в книге «Как литература играет с мозгом » (2013) стремился укрепить свои гуманистические убеждения, тогда как Хокни и Гомбрич хотели осветить определенные художественные условности.

Контент от наших партнеров

Как ни странно, учитывая беззастенчивый дарвинистский акцент книги, Сторр пытается пойти обоими путями.Он объявляет, что «модернистские истории разные», и утверждает, что жителям Запада нравятся истории о борьбе с невзгодами, тогда как жители Востока предпочитают гармонию. Он называет роман Кнута Гамсуна «Голод » «потрясающе пророческим» за предвосхищение формального открытия в неврологии того, что люди «множественны и конфабуляторны». (Гарольд Блум нашел изящный способ обойти этот парадокс, когда написал, что Шекспир изобрел психоанализ, а Фрейд «кодифицировал» его.) Но в других местах эпохи и особенности отметаются в сторону.Преобладают правила ДНК, «ценности каменного века». Идея культурного присвоения отвергается на том основании, что «несмотря на наши многочисленные различия, мы остаемся животными одного вида». (Проблема решена.) В какой-то момент он заявляет, что все истории — модернистские или любые другие — являются «племенной пропагандой», средством продвижения повестки дня, утверждения мировоззрения.

Этот конфликт очевиден в его обращении с Остаток дня , который частично читается как амбивалентная элегия для определенного типа Англии (глобальное господство, эмоциональная сдержанность).Но Сторр также признает склонность Исигуро к аркам и архетипам — автор сказал, что дворецкий — это метафора — и использование романа, такого как «Остаток дня », в качестве примера того, как создать персонажа и рассказать о нем. история.

Именно в разделе руководства по написанию книга наиболее сильна. В одном потрясающем отрывке Сторр объясняет, что любопытство аудитории, напоминающее форму строчной буквы «n», достигает пика, когда мы что-то знаем, и угасает, когда мы знаем все.Затем, в приложении, Сторр развивает свою теорию о том, что «более традиционные» — т. е. ненаучные — «попытки расшифровки истории», такие как мономиф Джозефа Кэмпбелла или идея «путешествия героя», делают акцент на идеях сюжета. и структурировать за счет того, что он называет «работой персонажа». Концепция Сторра о «священном недостатке» — чрезмерно сжатая фраза, относящаяся к ошибочной концепции, которую персонаж считает священной, — ясна, оригинальна, правдоподобно основана на науке и еще раз доказывает, сколько доброй воли может быть получено из удовлетворительного финала. , даже если это зависит от deus ex machina .

Наука рассказывания историй 
Уилл Сторр
Уильям Коллинз, 288 стр., 12,99 фунтов стерлингов

Сила повествования, извлеченная Нилом Армстронгом

На столь необходимом — и я бы добавил, вполне заслуженном — недавнем свидании мы с женой посмотрели фильм «Первый мужчина» о Ниле Армстронге.

Спустя несколько дней я обнаружил, что не могу думать об этом, не думая также о другом фильме, «Аполлон 13.Прежде всего я должен сказать, что последний, пожалуй, мой самый любимый фильм и, безусловно, тот, к которому я возвращаюсь чаще всего. Я должен сказать это, потому что к концу всего этого может показаться, что я вообще не высоко оцениваю «Аполлон-13». Наоборот, на самом деле.

И еще…

«Первый человек» напомнил мне, почему сущность человечества лучше всего раскрывается искусством и художниками — актерами, художниками, поэтами и романистами. В то время как «Аполлон 13» — это героический фильм высокого разрешения, представленный в слишком знакомой упаковке блокбастера, «Первый человек» — это тень и свет, жизнь в маленьких движениях, боль и немного удовольствия, а затем еще больше боли.Рассказчики «Аполлона-13» рассказывают общую картину. Рассказчики «Первого человека» предлагают импрессионистические мазки, раскрывающие более широкую картину, но зрителю приходится над этим работать. Прямые, прямолинейные моменты «Первого человека» — такие аномалии, что они заставили меня выпрямиться на своем месте, по стойке смирно. То, что их так мало, — это заслуга актеров и режиссера, а также вызов тем из нас, кто садится и пытается впитать фильм.

«Аполлон 13» говорит нам о том, что в коллективе есть величие.Что если мы соберемся вместе и обдумаем проблему — любую проблему — мы сможем найти работающее решение. Это праздник остроты ума и общей цели. Как говорит Джим Ловелл (Том Хэнкс) о высадке на Луну: «Это не чудо. Мы просто решили пойти».

«Первый человек» затрагивает то, что у нас внутри — то, как и почему наши переживания формируются, наши неудачи, наша способность перемалывать это и то, как мы сталкиваемся друг с другом в процессе работы. У меня есть только одна интерпретация, но я вышел из нее, поражаясь тому, как Армстронг может сдерживать свою боль, любить свою жену и детей и может передать это самым простым способом.В конце фильма есть момент, когда Армстронг (Райан Гослинг) должен ответить своим детям о вероятности своего возвращения с Луны. Если вы смотрите фильм, обратите особое внимание на динамику этой сцены. Это глубоко трогательно и глубоко раскрывает. Фильм о величии одного человека, но «величие» в данном случае — такое неудачное существительное. Мы сделали Нила Армстронга американским героем, потому что этого требовал момент и сюжет. Мне хотелось бы думать, что его склонность держаться подальше от центра внимания, меньше говорить и больше делать была его способом держаться за себя, когда другие могли переопределить его для своих собственных целей.

По дороге домой Элиза и я говорили о фильме. Это было мучительно и тревожно, но в то же время странно укрепляло. Музыка была идеальной по нотам. Я хотел крепко уцепиться за то, что я видел.

И да, я подумал об «Аполлоне-13». Я подумал о своем первом просмотре этого фильма, о том, как воспарил мой дух, когда спасение было завершено, как я плакал по сигналу, как я гордился тем, чего достигли представители моего вида.

Ничего подобного я не почувствовал в «Первом человеке».

Leave a Reply